Форумы портала PNZ.RU
Правила форума
Наш город
Политика
Бизнес
Барахолка
Вопрос -> Ответ
Компы и проги...
Интернет
Сайты Пензы
Хостинг
Телефония
Аудио, видео, фото
Ремонт и сервис
Автострасти
Учеба
Работа
Путешествия
Обсуждение новостей
СМИ
Зона закона
Наука и религия
Здоровье
Культура и искусство
Тусовка PNZ
Кино
Проба пера
Юмор и сатира
Музыкайф...
Дела семейные
Спорт
Киберспорт
Охота и рыбалка
Зверье мое
Строительство и ремонт
Дача, сад и огород
Девичьи тайны
Давай познакомимся
Про "ЭТО"...
Чат и чатлане
Всё обо всём...
Земляки
Заречный - forever
Кузнецк - forever
Радиомодели
Модераторам
Сейчас посетителей на форуме: 1, из них зарегистрированных: 0, скрытых: 0 и гостей: 1
Сейчас этот форум просматривают: Нет
FAQ
Поиск
Пользователи
Группы
Регистрация
Профиль
Личные сообщения
Кто сейчас на форуме
Вход
Имя:
Пароль:
Автоматически
входить при каждом
посещении

Если Вы заметили любую ошибку на страницах портала, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено редактору без перезагрузки страницы.
Святая Земля

Список форумов PNZ.RU / Культура и искусство  

На страницу 1, 2  След.
 Новая тема    Ответить
Предыдущая тема | Следующая тема  
Автор Сообщение
Fender



18.10.2009 22:14    
Святая Земля

Предисловие

Хотя жанр путешествий, может быть подходит больше для другой ветки, этот - не совсем обычный и относиться больше к истории. Мне захотелось открыть топик про землю где история человечества представлена на таком маленьком пространстве! К сожалению я ограничен письменными историческими источниками, которых не так много. А начну я с города, трагическая судьба которого удивительна, как и люди, которые его посетили.


Акко. Часть I



Этот город рекордсмен по количеству названий и даже опережает египетский Химм. Их, как минимум, семь – Акк, Акка, Акко, Ахшаф, Умма, Птолемаида, Клавдия, Антиохия, Сен-Жан Д'Акр, Акра . История Акко поистине трагична и составляет богатый материал для поэтов и драматургов. Эту историю можно прочитать в египетских надписях, Библии, у таких классиков как Диодор, Дион Кассий, Плиний, Страбон, Скилак, Тацит, Иосиф Флавий, у средневековых хронистов и в новейших мемуарах. Клавдий Иолай, историк I века, написал особую историю этого города, но, к сожалению, его сочинение не сохранилось.

Сколько этому городу лет никто не знает, но, наверное, очень много, потому что он находится в единственной удобной бухте вдоль Леванта. По крайней мере, Акко старше 4000 лет. Остатки этого древнейшего города находятся на большом холме рядом с речкой Нааман, который называется Тель-эль-Пухъар. Древний город находился в семистах метрах от порта. Это может показаться странным, но вспомним древние Афины, которые были в том же положении.

По древней легенде всемирный потоп был не один, а два раза. Но во второй раз воды остановились именно в этом месте, поэтому город и стал так называться (от древнееврейско עד כה). Первым мифическим героем, который здесь побывал, был Геракл. Он чем-то заболел и вылечился местной травой, которую греки называют Ака. Греки изображали Геракла на монетах вместе с местной богиней, коотрая дает ему целебную траву.



Геракл

Это удивительно, что самый известный мифический герой древности связан с нашим городом. Но мы оставим мифы и обратимся к истории. Город Акко, по всей видимости, с начала III тысячелетия до новой эры часто завоевывался и отпадал от египтян. По крайней мере, мы знаем, что при женщине-фараоне Хатшепсут этой областью владел Египет. Акко восстал вместе с остальными сирийскими городами, и под его стенами появился фараон Тутмос III. Город был взят, о чем упоминает надпись на одной древней стеле в Египте. Здесь говориться о том, что Акк (так этот город называли египтяне) был завоеван фараоном Менхеперра, которого греки называли Тутмосом. Историки считают этого человека первым военным гением и дают ему прозвище "Наполеона древнего мира". Этот фараон создал первую в мире империю, она была так обширна, как никакое государство до него. Тутмос обладал военным гением, подобным гению Александра или Наполеона. Он впервые создал регулярную армию и разработал военную стратегию. В бою фараон лично руководил атаками, управляя боевой колесницей. Некоторые египтологи предлагают присвоить Тутмосу заслуженный титул "Великий", потому что единственный фараон, к которому его применяют – Рамзес II явно не дотягивает до этого героя. Итак, в нашем городе побывал первый военный гений, первый Великий завоеватель и первый создатель империи.



Фараон Тутмос III

Следующее по времени (XIV век до н.э.) упоминание о городе Акко есть в письме вавилонского царя Буррабуриаша II к фараону Аменхотпу IV, в котором царь жалуется, что некий Шутатна из Акко убил и ограбил его купцов. Город Акка упоминается в послании (XIII век до н.э.) некого Риб-Адди к фараону. Он сообщает о потере города и просит подкоеплений.



Холм, на котором располагался древний город



Древняя кладка на холме Тель-эль-Пухъар

Вторым, известным нам завоевателем стал фараон Сети I. Он сначала выдержал тяжелый бой под Газой, а затем двинулся на север. Акка и Тир упоминаеются в списке захваченных им городов на сфинксе из Курнана. Сети был кровожаден и приносил захваченных пленников в жертву, что несвойственно египетской традиции.



Фараон Сети I

С начала XII века до н. э. Египет теряет все завоевания в этой облати. Деятельность Моисея началась в царствование сына Сети Рамзеса II. В результате исхода евреев из Египта и раздела Святой земли, Акко был завоеван коленом Ашера, но жители остались в городе и платили евреям дань. Когда был потерян город неизвестно, здесь жили финикийцы и называли этот город Аке. Город никогда не был самостоятельным и управлялся царями Тира. В IX веке Финикию завоевывают ассирийцы, но, несмотря на ассирийских сборщиков податей, города сохранили внутреннее управление. Особенно вызывающе себя вел Тир, что вызывало многочисленные карательные операции ассирийцев. Какова была судьба Акко в этот период, мы не знаем. Известно только что в 701 году до н.э. город завоевал ассирийский царь Синаххериб.



Ассирийский царь Синаххериб

Синаххериб появился здесь для подавления восстания в Южной Финикии и в Иудеи при поддержке Египта. Уже при его сыне Асархаддоне были потеряны Вавилония Мидия, а Финикия снова восстала. В 667 году до н.э. Асархаддон разрушил Сидон, но царь Тира Баал I и царь Иудеи Манасия покорились ему без боя. Таким образом, Акко избежал очередной осады, но был взят приступом уже следующим ассирийским царем Ашшурбанапалом в середине VII века до н.э.



Очередной завоеватель Акко ассирийский царь Ашшурбанапал

Ассирийская держава распалась, и жители Акко бесспорно радостно восприняли эту новость. Но надежда на прочный мир города, который находится на перепутье мира, всегда призрачна. Теперь Акко стал ареной борьбы Нововавилонского царства и Египта. Фараон Нехо II штурмом взял Газу и Аскалон, учинив там страшную резню. Затем он разбил иудейского царя и Акко оказался снова под властью египтян. В этот раз город видимо избежал осады и не видел своего нового господина. Но в 605 году Нехо был разбит Навуходоносором II. Не встречая сопротивления, Навуходоносор занял Сирию и Финикию, но фараон Априй дал ему отпор у границы Египта. Затем фараон предпринял морскую экспедицию в Финикию и разграмил тирский флот. Априй высадил экспидиционный корпус возле Сидона и все финикийские города покарились египтянам. Навуходоносор дважды осаждал Тир, и этот город после 13 летней осады признал над собой власть вавилонского царя. Что было в это время с нашим городом, который был подчинен Тиру неизвестно.

12 октября 539 года до н.э. пал Вавилон, и Финикия перешла под власть персов. Из периода персидского владычества об Акко почти ничего не известно. Мы знаем, что он под именем Аки продолжал находиться в зависимости от Тира, также как и Аскалон. Персы оставили Тиру автономию, он управлялсвое старой династией царей. Эта автономия простиралась, видимо, далеко, если персидский царь Камбиз получил отказ в военной помощи против Карфагена. Но эту помощь тирийцы оказали Ксерксу и их царь Матит учавствовал в знаменитой битве при Саламине. Вполне возможно, что здесь сражались и жители Акко. В 349 году до н.э. против персов восстал Сидон. Мятеж распространился на всю Финикию и Иудею. Через четыре года персидский царь Артаксеркс III лично возглавил войну против непокорной провинции. Сидонцы были разгромлены, а через год персам покорился и Акко.

А всего через двенадцать лет в Финикии появился новый завоеватель – Александр Македонский, прозванный Великим. Македонец осадил Тир и послал требование иудейскому первосвященнику о помощи, но получил отказ от Йадды со ссылкой на клятву, принесенную персам. Впрочем, Александру было не до Иерусалима, он с беспокойством поглядывал на укрепленные города Акко и Газу, один из которых закрывал путь в Иудею, а второй в Египет. После долгой восьмимесячной осады Тир пал, вмсете с ним пало и его могущество. Теперь Акко – самостоятельный город. Опасния Александра не потвердились, Акко сдался без боя . В благодарность Александр дал городу привелегию чеканить собственную монету. Таким образом, Акко был взят вторым Великим полководцем, завоевателем и основателем новой империи. А для самого города начался длительный период греческого господства.



Царь Александр Великий

После смерти этого героя, мечтавшего о всемирной монархии и элинизации Востока, его империя распалась. По предложению Птолемея сначала она была поделена на сатрапии под формальной властью царя. Но вскоре началась длительная война между диадохами. В 318 году Птолемей I Сотер занял Палестину, но через три года был вытеснен отсюда Антигоном. Покидая Сирию Птолемей до основания разрушил Акко, чтобы город недостался Ангигону. В знаменитой битве при Газе он разбил Деметрия Полиоркета, снова занял Палестину и вновь был изгнан Антигоном. Когда последний был занят войной с Лисимахом, Птолемей в третий раз занял эту территорию, но покинул ее как только узнал о победе Антиоха. И, наконец, в 301 году, когда Антигон погиб Птолемей в четвертый раз захватил эту территорию.

Поскольку законный наследник империи Александр IV умер, все диадохи провозгласили себя царями. Начались бесконечные войны за маленькую прибрежную полоску земли. Антиох I завоевал Сирию и Финикию, но Птолемей II Филадельф вернул свои земли. Он заново отстроил Акко, уже в новом месте возле порта и назвал его своим именем. Таким образом, с 261 года до н.э. наш город стал называться Птолемаидой. В этом же году на Сирию напал Антиох II, но об этой войне мы ничего не знаем. Третья война между Селевком II и Птолемеем III началась в 246 году до н.э. и закончилась закреплением власти Лагидов в Сирии и Финикии.

Антиох III, прозванный Великим в 219 году до н.э. начал войну с Египтом. Наместник Келесирии этолиец Теодот изменил своему царю, перешел на сторону Антиоха и обещал ему сдать Птолемаиду. Но изменник был осажден в нашем городе полководцем Птолемея Николаем. Антиох, узнав, что Теодот заперт в Птолемаиде, оставил тяжеловооруженую пехоту, только с легковооруженными отрядами двинулся на выручку. Выбив с наскока отряды защищавшие теснины в Ливанских горах, он оказался возле города, но Николай сам снял осаду, получив известие о приближении царя. Таким образом Антиох вступил в наш город без боя. Птолемиада была передана Антиоху Великому Теодотом вместе с войсками и 40 палубными судами. Таким образом, третий Великий завоеватель побывал в нашем городе. Это прозвище он получил за победы на Востоке. Он был еще совсем молод, и даже его заклятый враг Полибий признает, что это был «человек широких замыслов, отважный, настойчивый в осуществлении задуманных планов». Меч римлян положил предел его тщеславию. Город был переименован в Антиохию, но через два года после сокрушительного поражения Антиоха при Рафии, Птолемиада снова вернулась под власть египетского царя. В 203 году до н.э. сирийский царь опять появился в этих местах и снова отвоевал наш город, но не стал его заново переименовывать. Теперь Птолемаида окончательно перешла под власть Селевкидов. Это был очень удобный пункт для нападений на Египет. От Птолемаиды до устьев нила можно было доплыть за сутки, тогда как обратный путь занимал неделю.



Антиох III Великий

К именам Тутмоса, Александра и Антиоха мне бы хотелось присоединить и имя великого Ганнибала, но я не могу этого сделать. Когда Антиох первый раз посетил Птолемаиду, Ганнибал осаждал Сагунт, а когда сирийский царь появился здесь во второй раз, карфагенский герой готовился к последней битве под Замой. Только через восем лет Ганнибал стал руководить военными операциями Антиоха. Философ может рассуждать о том, принял ли бы карфагенский герой начальство над войском, посланным завоевывать древнюю родину его предков, но историк вынужден признать, что Ганнибал никогда не был в этих местах.

Во время правления сына Антиоха Селевка IV Филопатора, узурпатора Гелиодора, брата Селевка Антиоха IV Эпифана и сына последнего Антиоха V Евпатора жители Птолемаиды наслаждались отдыхом от войн. Но в царствование последнего из этих царей жители Птолемаиды решили напасть на иудеев, живших в Галилее. Они были разбиты Симоном Маккавеем, который прибыл сюда с трехтысячным отборным войском. Иудеи преследовали врагов до ворот Птолемаиды, но город осаждать не стали. Трое последних сирийских царей правили незаконно, потому что наследник престола сын Антиоха IV Деметрий I Сотер жил заложником в Риме. С помощью другого заложника и его друга, знаменитого историка Полибия Деметрий смог бежать и занять сирийский престол. Но убийство Антиоха и Лисия было дурным началом нового царствования. Вскоре новый царь был поражен известием, что в Птолемаиде появился самозванец, «овладел Птолемаидою: и приняли его, и он воцарился там». Это был человек низкого происхождения родом из Смирны, который выдавал себя за сына Антиоха IV Эпифана и наследника престола Селевкидов.



Очередной захватчик Птолемаиды Александр I Валас

Птолемиадой он овладел благодаря измене военно гарнизона, ненавидевшего Деметрия, и был радостно приянт жителями. Деметрий собрал все имеющиеся в наличии войска и двинулся на самозванца, который называл себя Александром I Валасом. Одновременно он послал депешу иудейскому первосвященнику Ионатану с предложением дружественного союза. Подобное же письмо Ионатан получил и из Птолемаиды. Деметрий же, узнав об этом, сделал необычное предложение – передать Птолемаиду иудеям: «Птолемаиду с округом ее я отдаю в дар святилищу в Иерусалиме на издержки, потребные для святилища». Предложение было щедрым, но неосуществимым, потому что Деметрий был разбит Александром и погиб. Новый сирийский царь радостно вернулся в Птолемаиду и послал депешу в Рим и египетскому царю Птолемею VI Филометору с просьбой выдать за него свою дочь. На обе депеши были получены положительные ответы. Римский сенат признал самозванца законным царем Сирии, а Птолемей согласился на свадьбу, предложив отпразновать ее в Птолемаиде. Птолемей с дочерью Клеопатрой Теей выехали вслед за письмом и встретились с Александром в нашем городе. Была оптазнована пышная свадьба и жители города после военных невзгод могли наслаждаться веселыми пирами, зрелищами и праздничными шествиями.



Птолемей VI Филометр

После окончания торжеств Александр пригласил в Птолемаиду иудейского первосвященника Ионатана, который прибыл с большой пышностью и привез царям блестящие дары. Поскольку население еще помнило недавнюю войну с иудеями, то отнеслось к Ионатану враждебно. Александр приказал своим сановникам выйти в центр Птолемаиды вместе с иудейским первосвященником и объявить, что никому не разрашается жаловаться на Ионатана. Видя такой почет первосвященнику от обоих царей, обвинители в страхе разбежались. Казалось, настала эпоха всеобщего благоденствия, мира и счастья, но это ощущение у жителей города быстро улетучилось. Царь Александр недаром пригласил в этот город Птолемея, счастливый самозванец решил посягнуть и на египетскую корону. В Птолемиаде царь Птолемей чуть не погиб от заговора Аммония, за которым стоял сам Александр. Египетский царь рассверипел, порвал все соглашения с царем сирийским и даже отобрал у него свою дочь, хотя у нее уже был от Александра сын Антиох VI Дионис. Желая отомстить Александру, Птолемей выдал Клеопатру Тею за Деметрия II Никатора сына Деметрия I, который жил в изгнании на Крите. С помощью своего тестя Деметрию удалось разбить самозванца и завладеть сирийским царством. Первое что зделал новоиспеченый царь – это избиение войска Птолемея, с помощью которого он занял трон. Убив всех людей, он завладел их слонами. Неожиданно Деметрий получил неприятное известие, что иудейский первосвященник Ионатан осадил сирийский гарнизон в иерусалимской крепости. Собрав все войско, Деметрий прибыл в Птолемаиду. Отсюда он послал Ионатану требование снять осаду. Дело до войны не дошло, и Деметрий вернулся в Антиохию. Это был самы несчастливый из сирийских царей. Все его царствование – цепь поражений и неудач. Вскоре он попал в плен к парфянам, Клеопатра тутже выскочила замуж за его брата Антиоха VII Сидета. В это время сирийский полководец и будущий узурпатор Трифон, действующий в Иудее против Ионатана, решил избавиться от врага хитростью. Он послал первосвященнику письмо, в котором обещал передать Птолемаиду иудеям и просил Ионатана прибыть в город. Ионатан распустил свое войско и только с тысячью человек вошел в город. Ворота были тут же закрыты, свита Ионатана перебита, а сам он захвачен живьем. Вскоре Трифон вышел из Птолемиады с большим войском и двинулся в Иудею, ведя с собой пленного Ионатана. Тем временем, Деметрий II освободился из плена в 129 году до н.э. и предъявил свои права на царство и жену. У Клеопатры от третьего мужа, который к тому времени погиб в Парфии, уже был сын Антиох IX, которого она быстро отослала в Кизик. Деметрий снова воссел на трон Селевкидов. Мать его жены Клеопатра II предложила ему египетскую корону, чтобы вовлечь его в войну с ее братом Птолемеем VIII, но египетский царь нашел самозванца, который под именем Александр II Забина претендовал на сирийский престол. Удиыительно, что этот самозванец, выдавал себя за сына другого самозванца – Александра Валаса.

В 126 году до н.э. Деметрий был разбит самозванцем и бежал в наш город – Птолемиаду. Здесь скрывалась его жена Клеопатра Тэя вместе с детьми, но по ее приказу ворота перед сирийским царем не открыли и жители могли с городских стен смотреть на просьбы и слезы наследника Селевкидов. Он пытался здесь сесть на корабль, но был захвачен у Тира, Деметрий был подвергнут пыткам и убит по приказу жены.



Клеопатра Тэя



Деметрий II Никатор



Антиох VIII Грип

Вместе с Клеопатрой Тэей в Птоламаиде находились два ее сына Селевк V Филометор и Антиох VIII Грип. Старший из сыновей пытался претендовать на корону, и, не смотря на свое прозвище Филометор (Любящий свою мать), был безжалостно ей умервщлен. Клеопатра Тэя стала править частью бывшей державы Селевкидов вместе с младшим сыном. Но и его она попыталась отравить. Антиох заподозрил неладное и заставил мать выпить саму, тот кубок, что она ему поднесла. Так Клеопатра заплатила за все свои преступления. Из ссылки вернулся ее сын Антиох IX, который начал гражданскую войну с Антиохом Грипом. Воспользовавшись этой суматохой, иудейский царь Александр Яннай разбил в открытом бою жителей Птолемаиды и осадил город. Ждать помощи от сирийских царей им не приходилось, но неожиданно к ним с отрядом войска явился Зоил. Жители Птолемаиды отправили просьбу о помощи и египетскому царю Птолемею IX Лафуру, предлагая передать и сам город, и союзную Газу египтянам. Птолемей согласился и стал готовиться к отплытию. Но в самом городе некий популярный оратор Деменет стал отговаривать жителей от союза с египтянами. Он настолько преуспел, что Птолемей, прибывший с тридцатитысячным войском под стены Птолемеады, нашел ворота закрытыми. Иудейский царь Александр снял осаду и заключил с Птолемеем мирное соглашение, однако тайно посылая письма и его матери Клеопатре. Птолемей тем временем в гневе на птолемаидцев за то, что они его пустили в город, начал осаду и штурмом овладел Птолемаидой. Его мать Клеопатра III по завещанию правила вместе с сыном, но страшно его не любила. Видя, как растет могущество Птолемея IX, она немедленно выступила против него. Жители нашего города отказались ее впустить, как когда-то и ее сына. И Птолемаида снова была обложена войсками, на этот раз осадой руководила Клеопатра III. Гарнизон города не выдержал осады, и Клеопатра взяла город приступом.



Женщина-завоевательница Птолемаиды Клеопатра III

Между тем в Сирии не утихали гражданские войны. Антиох Грип был коварно убит неким Гераклеоном, и борьбу с Антиохом Кизикским продолжил его сын Селевк VI Эпифан. Он победил дядю, но сам был побежден двоюродным братом Антиохом X. У Селевка было четыре брата, которые не прекращали гражданской войны. Мы помним, что Птолемиада была завоевана Клепатрой III и находилась под властью Египта. Но вскоре она была дана в качестве приданного Антиоху VIII Грипу за Клеопатрой Селеной I, потому как Антиох незадолго до этого потерял свою бывшую жену и старшую сестру Клеопатры Селены Клеопатру Трифаену, убитую Антиохом IX. После смерти Грипа Клеопатра Селена вышла замуж за своего пасынка Антиоха X. После его убийства, опасаясь за свою жизнь и отослав одного из сыновей в Рим, Клеопатра бежала из Антиохии и укрылась в Птолемаиде.

Тем временем сирийская держава расползалась по швам из-за бесконечных междоусобных войн. Армянский царь Тигран II Великий решил расширить территорию своей державы и двинул 300 тысячное войско против государства Селевкидов. Он быстро завоевал Сирию, Киликию и Коммагену, а столицу Востока Антиохию сделал своей южной резиденцией. Так прекратило существование царство Селевка, но Тигран встретил упорное сопротивление в Финикии и был остановлен под стенами нашего города. Обороной Птолемаиды руководила сама царица Клеопатра Селена и жители могли наблюдать, как дочь мужественно обороняет город, который храбро осаждала ее мать. После долгой и тяжелой осады в 69 году Тигран взял город и разграбил его. Клеопатра была пленена и позже казнена с жестокостью в Селевкии.



Тигран II Великий

Сразу после взятия Птолемаиды в лагере царя появились послы иудейской царицы Соломеи с требованием прекратить наступление. Неизвестно двинулся ли Тигран дальше, но было получено сообщение, что (по сообщению армянского историка Хоенаци) "некий разбойник Вайкун, закрепившись на непреступной горе, тревожит Армению". Этим разбойником был ни кто иной, как римский полководец Луций Лициний Лукулл.

Мне бы хотелось, чтобы в Птолемаиде в это время жил какой-нибудь философ. Но, к сожалению, этот город родил только рыбаков, купцов, солдат и моряков. Так вообразим же себе такого философа. Вот он может наблюдать четвертого завоевателя по прозвищу Великий, захватившего его город. Был ли велик Тигран II? Спросити об этом у любого армянина, который до сих пор горд той обширной Армянской империей, которую Тигран завоевал на короткое время. Эта империя на карте напоминает перевернутый треугольник, в нижней вершине которого находится Птолемаида, а основанием служит линия, соединяющая Каспийское и Черное моря. Тигран был зятем Митридата, преследуя которого, Лукулл и появился в Армении. Наш философ, может быть, был поражен величием завоевателя и несчастьем своих сограждан. Но Тиграну пришлось вернуться домой, чтобы усмирить "разбойника Вайкуна". А через некоторое время побежденные и ограбленные жители Птолемаиды с радостью узнали, что их завоеватель сам был разбит небольшой кучкой римлян и с удовлетворением, что его новая столица была взята, и Тигран лишился своих сокровищ. Лукулл назначил царем СирииАнтиоха XIII Антиоха X. Помпей, перенявший командование на Востоке, окончательно разбил Тиграна, и наш воображаемый философ с удивлением узнал, что тот гордый победитель, которого он недавно видел в воем городе, униженно опустился на коление перед римским генералом, сложив к его ногам царскую диадему. Из-за зависти к Лукуллу, Помпей изгнал беззащитного и невинного Антиоха из Сирии, а из-за своего непомерного честолюбия, без всякой на то причины, он решил завоевать все мелкие царства и города к югу, чтобы увеличить географию своих побед.

Таким образ Помпей Магн появился под стенами Птолемаиды. Город, уставший от осад, сдался ему без боя. Это случилось в 63 году в знаменитый год консульства Цицерона.



Гней Помпей Магн

Наш воображаемый философ мог наблюдать Помпея, который любил показывать себя побежденным народам, сидя на трибунале и окруженный гвардией. Это создавало определенный эффект – щиты и мечи горели на солнце, слепили глаза, а в центре этого круга гордо восседал Помпей. Он объявил жителям, что их город принадлежит теперь далекому Риму, о котором раньше птолемиадцы только слышали. Это был пятый завоеватель Птолемаилы по прозвищу Великий, которое он получил еще в молодости, но держался за него так, что все письма подписывал не иначе как Помпей Великий. Наш философ мог бы порассуждать на тему, что со временем это прозвище стало весить все меньше и меньше – Тутмос, Александр, Антиох, потом Тигран, получивший это прозвище от лести, и, наконец, филистер Помпей. Но и время между завоеваниями Птолемаиды Великими сокаращалось, подобно тому, как Ватикан из-за стяжательства сокращал Юбилейный год – 1200 лет, 303 года, 134 года и завоевание Помпея всего через шесть лет. С недоверием посматривал бы наш философ на надменного Гнея Помпея Магна, и был бы прав. Через пятнадцать лет жители Птолемаиды могли видеть несколько купеческих судов, шедших вдоль берега из Кипра в Пелузий. "Может быть, это бежит великий Помпей?" спросил бы сам себя наш философ, и опять оказался бы прав. Разбитый, потерянный, и униженный Помпей Великий несся на всех парусах к собственной гибели…

А через год в Птолемаиде начался переполох, все бежали вдоль узких улочек по направлению к порту. Здесь собрался почти весь город, кто не смог пробиться через толпу, залазил на крыши домов. Все окна, обращенные к порту, были полны любопытных лиц. По сходням с военного корабля, в военном плаще императора, в город сошел Гай Юлий Цезарь. Все с удивлением смотрели на нового владыку мира, как сильно он отличается от надменного Помпея! Худое лицо, выражающее приветливасть, лысыватая голова, крепкое тело. Этот герой благоразумно не взял себе прозвище Великий, время великих закончилось. Он знал, что делает, знал для чего и все подчинял одной цели. Цезарь еще не одержал свои 52 победы, ему еще предстояла борьба против помпеянцев в Африке, но уже сейчас он ведет себя как монарх и наследник Селевкидов. "И этот герой не бессмертен", сказал бы наш воображаемый философ, наученный опытом.



Гай Юлий Цезарь

И действительно, всего через пять лет после посещения Птолемаиды Цезарем наш воображаемый философ мог рассматривать черты лица его убийцы – сурового Гая Кассия Лонгина. В Птолемаиде находился штаб Кассия, и стояли сирийские легионы - двенадцать легионов, последняя надежда Республики! Птолемиадцы наблюдали с городских стен с равнодушием завоеванных провинциалов, как легионеры медленно сворачивают палатки, чистят оружие и собирают фураж, чтобы отправиться на последний бой за Свободу.



Гай Кассий Лонгин

Вместе со своим вождем они нашли смерть и славу под Филиппами, а бедные птолемаидцы не знали, кому повиноваться. После раздела мира триумвирами Восток долстался Марку Антонию. Но этот потомок Геракла не вспоминал о городе, который когда-то вылечил его мифического предка. И когда под стенами Птолемаиды в 41 до н.э появился сын парфянского царя Орода I царевич Пакор, город открыл перед ним ворота. Так наш город попал под власть парфянского царя в самом центре римского мира!

В следующей части я опишу события, которые здесь происходили от захвата Птолемаиды парфянами до арабского завоевания.
Профиль
 Ответить с цитатой
Гость



18.10.2009 22:49    

Замечательно.
Fender писал(а):
В следующей части я опишу события, которые здесь происходили от захвата Птолемаиды парфянами до арабского завоевания.

Планирует ли уважаемый Fender продолжить историю сего богоизбранной земли вплоть до наших времен? Было бы очень интересно проследить всю историю.
 Ответить с цитатой
Гость



19.10.2009 10:53    

Спасибо за статью
 Ответить с цитатой
Fender



09.11.2009 0:34    

Новость без комментариев

"В ходе раскопок, проводимых в Акко в октябре этого года, археологи израильского Управления древностей обнаружили уникальных склад эпохи крестоносцев (XIII век нашей эры), насчитывающий около 350 мраморных плит, а также другие раритеты. Ученые полагают, что склад был заблокирован во время происшедшего на этом месте пожара – чем и объясняется хорошее состояние находки. Кроме мраморных плит разного размера в обнаруженном археологами подвале были также найдены большой каменный крест и крупный фрагмент редкого камня порфира. Исследователи называют данную находку "уникальной".

Я же со своей стороны продолжу историю этого города очень скоро.
_________________
Vitam impendere vero
Профиль
 Ответить с цитатой
Сторож



09.11.2009 0:48    

Fender писал(а):

...фрагмент редкого камня порфира...

Куда уж реже Very Happy пол-Европы им замощено Laughing
"Редкого на тот исторический период" надо писать, малообразованец Razz
Профиль
 Ответить с цитатой
Fender



09.11.2009 10:58    

Сторож писал(а):
"Редкого на тот исторический период" надо писать, малообразованец Razz
Ну так расскажи подробнее, я то лишь передал слова археолога: "Some extraordinary items were also found, among them a large stone cross and a large fragment of porphyry (a rare precious purple stone, which was the color of royalty in Roman times)"


_________________
Vitam impendere vero
Профиль
 Ответить с цитатой
Fender



15.11.2009 12:41    
Re: Святая Земля

Акко. Исправления и добавления к части I

История этого города настолько нассыщена именами и событиями, что очень легко что-то пропустить. Кроме того авторы туристических путеводителей очень любят фантазировать, чтобы поразить воображение. Например, в одном из таких путеводителей, утверждается, что наш город был назван французами Сен-Жан Д’Акр (в 1104 году) в честь святой Жанны Д’Арк, которая родилась спустя 300 лет, а святой стала и вовсе в XX веке. В другом путеводителе есть не менее смехотворное утверждение, что город назвали в честь одного из крестоносцев, в третьем, что перепутали его с Аскалоном. На самом деле город так назван в честь святого Иоанна, и они действительно его перепутали, только с древним Акроном. Так вот поверив одному путеводителю я среди названий города написал – Ахшав, не проверив текст в Библии. В египетском папирусе Anastasi I ясно сказано, что Акко расположен между Тиром и городом Ахшаф. Так что Ахшав это другой город, но названия я все-таки не все перечислил.
Потом я ошибся с возрастом на целую тысячу лет – городу Акко около пяти тысяч лет. Первым из известных нам египетских фараонов, который появился в этой области около 2300 года до н.э., был Пепи I.


Фараон Пепи I

Имя этого города впервые появляется в архивах сирийского города Эбла, датируемых 2250 годом до новой эры. На холме Тель-эль-Пухъар было найдено украшение с виде скарабея, популярное у египтян, на котором было выгравирано имя фараона Сенусерта I. А это значит, что в XX веке до новой эры этот город принадлежал Египту. Этот город (Аке) упоминается в египетских проклятиях (Города или народа, который подвергался проклятию писалось на глиняных дощечках, которые затем разбивались), которые датируются тринадцатой династией. Царь этого города здесь назван тарам. Это слово имеет семитский корень. А вот имя Шутатна, которого я упоминал выше, бывший царем Акко и вассалом фараон Аменхотпа IV, это имя имеет уже индо-персидский корень. В этом же столетии наш город упоминается в административных документах сирийского порта Угарит. В 70-х годах прошло столетия возле Акко археолагами было раскопано захоронение, датируемое XIV-XIII веками до новой эры. В этом захоронении были найдены вещи со всех концов древнего мира – Египта, Закавказья, Кипра, Месопотамии.

Еще в XV веке до новой эры некий Абдиаширта основал на землях в Сирии, подчиненных Египту, царство Амурру. Он вступил в союз с хеттами и постепенно избавился от вассальной зависимости от Египта. Ему наследовал Азир, а затем Лабайя или Леви. Последний из этих царей решил расширить территорию своего государства и осадил Мегидо, но попал в плен и был привезен в Акко. Местный царь Сурата (отец Шутатны) намеревался отправить пленника в Египет, но тот был выкуплен и еще досаждал египтянам в этой области, пока не погиб, а царство Амурру не было завоевано финикийцамм.

Теперь эта небольшая прибрежная полоска земли стала ареной борьбы между Египтом и Хеттским царством. Началом войны стал поход фараона Сети I, о котором я уже писал. Тир оказался самым северным городом, до которого дошел Сети, тогда как раньше владычество Египта простиралось далеко за Библос.
Сын Сети Рамзес II Великий выступив в поход против хеттов прибыл в Акко со всем войском. Наш город еще не видел такой такой гиганской военной силы. Дело в том, что хетты уже завоевали всю прибрежную Сирию вплоть до Палестины. Далее последовала знаменитая битва при Кадеше. Это одно из самых грандиозных сражений в мировой истории было описано в поэме Пентаура, сохранившейся на папирусе. Хотя сражение и закончилось вничью, но результатом его стало заключение в 1269 году до новой эры первого в истории мирного договора. Вся область Сирии и Палестины осталась за Египтом. Таким образом наш город избежал опасности оказаться под властью Хеттского царства, а в Акко побывал второй фараон с прозвищем Великий (и должен подвинуть нумерацию Великих на одного). При Рамзесе II египетское царство достигло своих максимальных размеров, а египетская цивилизация своего пика. Рамзес развернул бурную строительную деятельность, которая до сих пор своими масштабами поражает туристов.


Фараон Рамзес II Великий

Я написал, что незнаю, когда иудеи потеряли город, но это можно предположить исходя из первой книги Царств. Город входил в царство Давида, но был передан Соломоном тирскому царю Хираму I, прозванному Великим. Посещал ли этот царь наш город неизвестно, поэтому я не буду увеличивать количество Великих, побывавших здесь

В 725 году Акко вместе с Тиром восстал против ассирийского царя Салмансара V, но вскоре отложился от своего непосредственного суверена тирского царя Элулая. Название нашего города фигурирует в списке городов, с которыми ассирийский царь Асархаддон заключил договоры. В Акко этот царь оборудовал порт. В бухте Акко был найден моллюск, который называется Hexaplex trunculus и из которого добывали пурпурную краску. Ловцов этих раковин начальник телохранителей Навуходоносора II Навузардан не стал выселять, как остальное наcеление.

В 527 году до новой эры в Акко был построен первый волнорез. А вскоре в городе появился персидский царь Камбиз II, который собрал здесь войско для похода на Египет. Флота у персов не было, поэтому в порту можно было наблюдать только финикийские суда. Камбиз обладал буйным нравом, и, если верить Геродоту, то был не в своем уме. С детсва он страдал эпилепсией, и эта болезнь вкупе с пьянством довершала образ нечестивого, жезстокого и безумного царя.


Персидский царь Камбиз II берет в плен фараона Псамметиха III

Камбиза сопровождал пленный лидийский царь Крез. Многочисленные анекдоты, которые про него рассказывают (я их не буду перечислять и они и так слишком известны), сделали Креза более знаменитым, чем его победитель. Это был уже глубокий старик, умудренный опытом, но ни возраст, ни всеобщее уважение не ограждали его от злобы Камбиза.


Лидийский царь Крез

При раскопках в нашем городе был найден алтарь с именем фараона Ахориса. Этот фараон был очень деятельный. Он много строил, вел активню политику и укрепил свою армию греками и даже вызвал знаменитого афинского полководца Хабрия. Ахорис всячески поддерживал мятежную Финикию и смог подчинить себе Тир со всем побережьем. Надпись, найденная в Акко, доказывает ,что этот город был какое-то время подчинен Египту.

Приблизительно в это время появился первый акведук, который затем постоянно перестраивался. Он тянется на много миль на север от города.



В 344 году до н.э. Артаксеркс собрал в Акко громадную армию и флот. Это был второй поход самого царя против Египта, который закончился вторым завоеванием этой страны персами. А как и в первый раз персидский царь выбрал наш город в качестве сборной военной базы. Если Камбиз убил одного своего брата, то Артаксерсу удалось в один день умертвить целых воснмдесят братьев. Новый завоеватель опустошил Египет не меньше, чем предыдущий.


Артаксеркс III

Я сказал ,что Александр Македонский дал право чеканить городу монету, но первая известная нам монета датируется 350 годом. Сразу же после завоевания города Александром здесь открыто афинское торговое представительство. В 2009 году археологам удалось найти пол, который датируется этим периодом.

В Антиохию город переименовал не Антиох III, как я написал, а Антиох IV Эпифан почему-то взявший город приступом в 167 году до н.э.
_________________
Vitam impendere vero
Профиль
 Ответить с цитатой
Fender



17.11.2009 18:57    
Re: Святая Земля

Акко. Часть II



Появление парфян в этой области не было случайностью. Это был единственный народ, который мог тогда противостоять римским легионам. Еще у Помпея была мысль бежать не в Египет, а к парфянскому царю. Цезарь задумал грандиозный поход против парфян, поэтому возвращаясь из Египта, он оставил в Сирии легион, которым впоследствии завладел Кассий. Последний пытался привлечь парфян на свою сторону и послал к ним Лабиена-младшего. Уже после гибели республиканцев Лабиену удалось уговорить Орода послать армию против Антония. Таким образом парфяне овладели Сирией и Иудеей, тогда как Антоний лежал у ног египетской потаскушки. Против парфян действовал его легат – Публий Вентидий Басс. Этот человек достоин большего внимания историков, чем они ему оказывают. Он совершил удивительную карьеру и после смерти Цезаря был единственным человеком в обширной империи, кто обладал полководческим гением. После Союзнической войны Басс был проведен в Риме в триумфальной процессии как пленник. Таким образом он стал рабом и погонщиком мулов. Вентидий совершил головокружительную карьеру от раба до римского консула, императора и триумфатора. Он стал единственным из римлян, кто получил триумф над парфянами. Шумные военные успехи во времена триумвиров были опасны не менее, чем поражения, но Вентидий обладал не только талантами, но и благоразумием, остановившись там, где этого требовало его скромное положение легата Антония. Таким образом Финикия была быстро очищена от парфян и Птолемаида снова оказалась под властью римлян. Но неуспели жители опомниться от очередной смены власти, как в 39 году до н.э. в порту их города высадился Ирод. Он имел при себе патент на Иудейское царство, выданный римским сенатом, а точнее триумвирами. В качестве дополнительного аргумента, который должен был убедить птолемаидцев, что Ирод их новый повелитель, вместе с ним с грузовых судов высадился один римский легион. Но этих сил было недостаточно для войны с Антигоном и Ирод стал активно набирать войско из местных жителей. Птолемаиду он сделал опорной базой для нападения на Антигона. Так образом наш город был захвачен седьмым человеком по прозвищу Великий.



Царь Ирод Великий

Это прозвище Ирод получил не как остальные (кроме Рпмзеса II) за военный гений, а за роскошь двора, хитрую политику и грандиозное строительство. В 37 году до н.э. из Италии вернулся Антоний. Он решил помочь Ироду и приказал Вентидию прислать подкрепления. В результате деятельной помощи римлян Ирод овладел Иерусалимом и отослал пленного Антигона к Антонию. В Антиохии Антоний встретился с Клеопатрой, которая попыталась оговорить Ирода и получить его царство. Ирод был озабочен двумя обстоятельствами: наговорами египтянки и живым Антигоном. Он устроил грандиозное празднество в честь Антония и Клеопатры в Птолемаиде, когда они посетили этот город (Я прочитал об этом в одной статье, посвященной истории Акко, со ссылкой на недоступную мне книгу тоже об истории этого города. Честно говоря, я не понимаю зачем Антонию было нужно ехать из Антиохии в Акко. Возможно автор перепутал празднество, устроенное Иродом для Клеопатры на ее обратном пути. Она ехала из Дамаска в Пелузий. Конечно она могла воспользоваться Via Regia, но прямой путь лежал по Via Maris в Аскалон. ). Антигон был казнен, но часть царство вдоль Мертвого моря Антоний передал Клеопатре во время одного из своих любовных порывов. В следующем году Антоний отправился в поход, а царица, проводив его до Евфрата вернулась через Дамаск и Иудею в Египет. Ирод встретил ее на границе своего царства, проводил до Пелузия, и взял в аренду за 200 талантов, отобранные у него области.



Клеопатра VII Филопатор и Марк Антоний

Казалось могущество Антония и Клеопатры, которая им помыкала, несокрушимо. Но уже через пять лет жители Птолемаиды могли наблюдать наступающие легионы победоносного Октавиана. Будущий император Август не торопился: сирийские гладиаторы, которых Клеопатра готовила для празднества будущей победы были уничтожены (с помощью Ирода), ее корабли в Красном, на которых она собералась бежать сожжены арабами (опять не без участия Ирода), сама она просила пощады (через Ирода). Октавиан ответил, что только смерть Антония избавит Клеопатру от заслуженной кары, сам же дал отдых легионам, остановившись в Птолемаиде. Сюда примчался и услужливый Ирод, который торопился расположить к себе нового повелителя Рима. Октавиан решил устроить смотр легионам – грандиозное зрелище, которое жителям провинции доводилось видеть нечасто. Жители города могли наблюдать с городских стен на равнине, расстилающейся перед Птолемаидой стройные ряды римских легионов и самого императора, в свите которого выдялся Ирод с отборным отрядом в сто пятьдесят человек. Дорогое вооружение и блестящая экипировка ярко горели на солнце, выделяя этот отряд всадников от остальной свиты. Ирод помнил, что шесть лет назад устроивал в этом же самом городе в честь злейших врагов императора и решил превзойти самого себя. Если птолемаидцы и удивлялись военному смотру, то недолго, потому что празднества в честь Октавиана и последующий за этим пир затмили прошлые впечатления. Римляне, привыкшие к роскоши Столицы мира, с удивлением переглядывались глядя на роскошь с какой их принимал Ирод. Обладая вкусом и фантазией, к томуже прекрасно понимая, что от этого момента зависит его будущее, Ирод смог поразить и самого императора и всю его свиту. Казалось большего сделать нельзя, но через день Ирод с подобострастием вручил Октавиану в подарок неслыханную сумму в 800 талантов, император, сдерживающий до этой минуты свое удивление, не выдержал и шепнул Агриппе: «Этот человек угощает нас и делает такие подарки, которые несоответствуют размерам его царства». Август часто награждал Ирода такими сентенциями. Наконец легионы снялмсь с лагеря и двинулись в Египет. Ирод провожал своих новых римских друзей, заранее позаботившись чтобы войско ни в чем не нуждалось на протяжении всего пути по его царству. Таким образом Ирод добился возврата, оторгнутых земель, и даже больше, обретя царство почти равноее по величине царству Давида и Соломона.



Император Гай Юлий Цезарь Октавиан Август

Этот человек обладал искусством быть другом всем, кроме своей семьи. Когда в нашем городе стоял Кассий, а Ирод правил Галилеей, он первый и единственный из окресных царьков выполнил все требования римского генерала, заслужив похвалу и дружбу сурового республиканца. С Антонием у него были приятельские отношения еще с того времени, когда тот служил у Габиния, и которому Ирод тоже деятельно помогал. Даже наветы и слезы Клеопатры не могли подвигнуть Антония подвергнуть своего любимца опале. Император Август многе спускал Ироду, которой хоть и был тетрархом, но фактически правил как настоящий царь. Потокая своей страсти к строительсву он построил в Птолемаиде гимнасий по греческому образцу. Ирод не был иудеем, население считало его узурпатором и ненавидело. Поэтому сразу же после его смерти в 4 году до н.э. в Иудее начались смуты.

Проконсул Сирии Публиу Квинтилий Вар, взяв с собой два легиона и вспомогательные войска быстро двинулся к Птолемаиде. Здесь он остановился и стал поджидать союзные войска, посланные различными царьками. Когда все силы были в сборе Вар отдал часть войска своему сыну ,что бы тот очистил окрестности Птолемаиды от галилеян, а сам двинулся в Самарию. Этот человек имеет в истории печальную славу. Ужасная гибель трех легионов и самого полководца в Тевтобургском лесу от рук диких германских полчищ еще долго наводила страх на римлян. Император Август, узнав эту новость в отчаянии бился головой о косяк двери с судорожными криками: «Вар, верни легионы!», а экспанисия римлян на север закончилась навсегда.



Публий Квинтилий Вар

Итак Ирод умер, его царство распалось на три, а наш город оказался под властью Ирода Антипы, столица которого находилась в Тибериаде. Меня могут спросить, могу ли я что-то сказать о Священной истории города, но увы, об этом ничего не известно. В прошлом веке в Америке с неба упала книга Урантии, где правда указан даже точный год, когода Иисус посетил наш город: «29 год В воскресенье, 24 апреля, Иисус и апостолы вышли из Иерусалима и направились в Вифсаиду через прибрежные города Иоппию, Кесарию и Птолемаиду. После этого они углубились внутрь страны, взяв путь на Раму и Хоразин, и прибыли в Вифсаиду в пятницу, 29 апреля». Удивительно точные даты григорианского календаря на английском языке! Но оставим баптистам их бредни. В 37 году сюда прибыл с войском проконсул Сирии Луций Вителий. Птолемаидцы уже привыкли к таким гостям, поэтому новый проконсул никого не заинтересовал. Если бы кому-то сказали, что это отец будущего императора, он удивился бы. На этот раз поход был затеян не против иудеев, а против набатеев, хотя и в Иудее было неспокойно. Виною тому был Понтий Пилат, которому нравилось раздражать местное население. Выслушив жалобы Вителий сместил Пилата с должности.
_________________
Vitam impendere vero
Профиль
 Ответить с цитатой
Fender



21.11.2009 23:27    
Re: Святая Земля

Я несколько поторопился и забежал вперед. Немного вернемся...
Осенью 19 года в Птолемаиде высадился Германик. Он ехал из Египта в Антиохию.



Юлий Цезарь Германик

Его путешествие на Восток носило полуофициальный характер, а популистские действия раздражали Тиберия. Император не любил, боялся и сталася унизить Германика, который был наследником вместе с Друзом. Несмотря на то, что Германик решительно отказался от императорской власти, когда восстали иллирийские и германские легионы, Тиберий не доверял ему. Пороки императора только ярче бросались в глаза, когда вспоминали о достоинствах Германика. Жители Птолемаиды встретили Германика так же радостно, как и александрийцы. Мало кто обратил внимание на его сына Гая, мальчика семи лет. Он сопровождал отца в этой поездке, также как и во всех походах. Легионеры прозвали его Калигулой за армейские сапоги в которых он ходил по лагерю.



Гай Юлий Цезарь Август Германик (Калигула)

В Антиохии Германик был отравлен Пизоном, по видимому по тайному приказу императора, а после того как в 23 году был отравлен и Друз, Калигула стал перемником Тиберия. Прошло десять лет, и в Птолемаиду приехал внук Ирода Агриппа. Он был в громадных долгах и хотел ехать бы ехать дальше в Рим, упросить императора ему помочь. Но денег не было и на дорогу, а зная о его денежных затруднениях никто не хотел верить ему в долг. Таким образом внук того, кто так быстро захватил город, сидел теперь здесь как нищий. Наконец Агриппе удалось добраться до Рима, но вскоре Тиберию пришла жалоба от заимодавцев, и император в гневе запретил ему появляться у двора. Тогда Агриппа близко сошелся с беспутным Гаем Цезарем и его дядей Клавдием. Пороки у всех были схожими, и Калигула ценил в Агриппе то, что обычные люди осуждали. Однажды, пригласив его на пирушку Агриппа торжественно объявил, что Тиберий скоро умрет, а Гай станет владыкой мира. Последнему донесли об этом предсказании, и пророк был брошен в тюрьму.

А теперь сенова вернемся в 37 год. В то самое время, когда Вителий находился в Птолемаиде, на другом конце известного тогда мира умирал император Тиберий. Молодой наследник не смог дождаться момента смерти и снял с пальца, потерявшего сознание императора, перстень. Когда Тиберий очнулся и, необнаружив перстня громко, потребовал его обратно, Гай приказал придушить старика. Как только Гай Цезарь стал императором, он выпустил Агриппу, стелал его тетрархом Иудеи, а через два года отад ему тетрахию дяди. Правда царем он был только формальным, потому что Гай держал его при себе как ценного товарища в разврате и непотребствах. Но сдавшись на просьбы, Агриппы отпустил того в его царство, а последний скоро вернулся как настоящий царь, во что, по правде сказать, никто не верил.

Но, не смотря на такое расположение к участнику кутежей, Калигула все же решил поставить свою гиганскую статую в виде Гая-Зевса в Иерусалимском храме. Проконсулу Сирии Публию Петронию был послан строжайший приказ со всеми военными силами прибыть в Птолемаиду. Петроний был разумным человеком и видел всё безумие этой затеи. Ктому же, ему не хотелось оголять границу, но зная бешенный нрав императора, он стянул в Птолемаиду три легиона и бесчисленное союзное войско, сюда же была привезена огромная статуя Гая, изготовленная в Сидоне. В город стали стекаться толпы иудеев, которые молили Петрония не ставить изваяние в храме. Оставив легионы и статую в Птолемаиде, Петроний выехал в Галилею, где два месяца упрашивал иудеев принять статую, указывая на гнев императора. Сдавшись на уговоры, Петроний забрал войско из Птолемаиды и вернулся в Сирию, откуда написал Гаю письмо. Это письмо вызвало у императора страшный гнев. Как только он его прочел, к нему яился Агриппа. Иудейский царь тут же заметил, что Гай к нему нерасположен и стал гадать чем он мог вызвать неудовольствие императора. Кто-бы не приходил и не разговаривал с Калигулой, его налитые кровью глаза гневно смотрели лишь на Агриппу. В конце концов, Гай прервал недоумение царя, тот от испуга потерял сознание и очнулся только на следующий день. Гай послал проконсулу Сирии его смертный приговор, но меч Хереи положил конец безумствам Калигулы и спас жизнь Петрония, как и многих других. Известие о смерти Гая Петроний получил на месяц раньше, чем письмо самого императора.



Эти капители бесспорно современники описанных здесь событий. Уверенности нет только в том, украшали ли они портики в Птолемаиде или были привезены позже из Кесарии

Новый император Клавдий избавил Агриппу от страха и отдал ему третью тетрархию. Таким образовом царство Ирода снова было объдединено в одно целое. В 52 году Клавдий поселили в Птолемаиде легионеров-ветеранов. Поскольку все они имели римское гражданство, то статус города был изменен на римский муниципий, а название на Колония Клавдия Феликс Птолемаида. Вскоре была построена и новая дорога, чтобы город отвечал своему новому статусу. Дорожное строительство продолжалось и при императоре Нероне. Освобожденная от налогов колония ветеранов под названием Акко-Птолемиада упоминается на милевом камне, датируемом 56 годом. Нерон продолжил расширять царство Агриппы, передав ему еще четыре города в северной Гилилее.

Весной 59 года в Птолемаиду прибыла барка из Тира, на борту которой было небольшое общество, но нас из него интересуют два человека. Один из них (то что Павла сопровождал и Петр, говориться в одной энциклопедии, но я в этом сильно сомневаюсь, учитывая их отношения. Кроме того из Деяний мы знаем положительно только о Павле) был когда-то рыбаком по имени Шимон, пока не встретил Иисуса и не стал одним из самых любимых его учеников. Христос прозвал его Петром и сказал что вручит ему ключи от Царствия Небесного. Апостола Петра можно считать основоположником христианства в том смысле, что именно ему, спустившийся с неба ангел, разрешил не соблюдать иудейских запретов. Второй человек не походил на Петра ни характером, ни внешним видом. Он был небольшого роста, лысыватый и внешне сначала не производил впечатления. Однако его гениальный ум и огонь, который горел у него в глазах, быстро располагал собеседников. В отличие от Петра, он никогда не видел Христа во время его земной жизни, но благодаря неутомимым путешествиям и красноречию апостол Павел способствовал распространению христианства как никто другой. Не следует однако забывать, что этот апостол проповедовал уничтожение эллинский книг, благодаря чему была сожжена библиотека в Эфесе. Православные, как и католики, отмечают память этих двух апостолов в один день. Пробыв в Птолемаиде всего день апостолы сушей отправились в Кесарию.



Апостолы Павел и Петр

В 64 году в Иудею был назначен новый прокуратор Гегесий Флор. Своими притеснениями и поборами он довел иудеев до восстания. Учинив резню в Иерусалиме, Флор стал подбивать на нее греков в Кесарии и жителей Птолемаиды. Когда-то в этом городе жили финикийцы, которые были семитским племенем и дружественно относились к иудеям. Финикийский язык отличался от древнееврейского не больше чем русский от беларусского. Но приблизительно с V века до н.э. этническая принадлежность и язык жителей города не поддаются идентификации. Известно только то ,что они постоянно враждовали с иудеями и страшно ненавидели их. Последние тоже жили в городе, но никогда не составляли большинства. Поэтому, узнав о желании Флора, птолемаидцы с удовольствием в один день вырезали все иудейское население – около 2000 человек. Подобное отношение птолемаидцев по видимому и послужило тому, что впоследствии территория самого города была исключена из Галахи, как Святая земля, и иудеи никогда не хоронили здесь своих единоверцев.

Восстание распространялось не только в Иудее, но и в других городах, где были еврейские общины. Прокуратор Сирии Цестий Галл решил, что пора действовать, и появился в Птолемаиде с XII легионом, двумя тысячами отборных воинов из других легионов, а кроме того с вспомогательными войсками. Выступив из Птолемаиды против крепости Звулун, Цестий нашел однако город пустым и вернулся обратно. Затем он двинулся к Кесарии, но был разбит восставшими. Нерон, будучи тогда в Ахайе, получил весть о поражении и решил заменить полководца в этой войне на опытного Веспасиана.



Император Тит Флавий Веспасиан Старший

И так, Веспасиан был назначен прокуратором Сирии. Он быстро прибыл в Антиохию, отослав сына Тита в Александрию. Собрав наличные силы, он в 66 году привел в Птолемаиду знаменитые X и V легионы. Веспасиан медлил и ждал сына, кторый вел к нему из Египта XV легион. Наконец Тит прибыл в Птолемаиду, но и сейчас полководцы не торопились, приводя в порядок войска, которые вместе с союзными насчитывали 60000 человек. Наконец все войско в походном порядке выступило в Галилею. Таким образом в нашем городе меньше чем за пятьдесят лет побывали три отца будущих императоров и три собственно будущих императора.

Если кому-то надоели войны, осады и убийства, то я скажу что именно в Птолемаиде Тит познакомился с Береникой . Ему было всего двадцать шесть, а ей уже тридцать девять, она трижды была замужем и имела двоих детей. Их любовь продолжалась двенадцать лет и только общественное мнение, воля отца, а главное императорский трон заставили Тита расстаться со своей возлюбленной. Если Верона гордиться выдуманной историей про Ромео и Джульету, то Акко может вполне гордиться историей настоящей любви императора и принцессы, но что стоит выдумка перед правдой? Если кто-то скажет, что выдумка под пером Шекспира стала дороже, то я могу ответить, что правда под пером Расина не дешевле. «Береника» бесспорно одна из лучших его трагедий. (Некоторые пишут это имя как Вереника и даже Вероника, но в древнееврейском языке буква вет не могла стоять в начале слова. И ссылка на «Волосы Вереники» Каллимаха напоминает мне спор о бете, вите и крике барана. Странно ,что историк Гиббон в одном месте отдает предпочтение авторитету барана, а в другом настаивает на Веренике)



Император Тит Флавий Веспасиан Младший

Всю эпоху Флавием нам придется пропустить, потому что в нашем городе не происходили какие-либо значительные события. Длительное пятнадцатилетнее правление ненавистного всеми Домициана привело сенат к мысли передать власть уважаемому юристу Нерве, но он был стар и слишком мягок. Был нужен генерал, и он передал власть Траяну. Адриан был близким родственником этого императора. Но Траян не спешил назначать его переемником, у него были сомнения по его поводу. Аврелий сообщает, что завещание было подделано Плотиной. К сожалению мне не доступен Дион Кассий, его отец был губернатором той провинции, где умер Траян. В любом случае, завещание или было подделано, или вырвано у умирающего императора. Новоиспеченный император был довольно странной личностью. И если Монтень говорил, что наша жизнь сама по себе ни зло и ни добро, а то, чем мы ее наполняем, то Адриан наполнил ее ровно на половину пороками и на половину сомнительными достоинствами. У Адриана был любовник Антиной, изображениями которого сей достойный император заполонил всю империю, этому любовнику понравилось смазливое личико Элия Вера. По этой достойной причине, он был выбрам перемником, под вялое одобрение легионов. По несчастью он быстро умер, и тогда Адриан решил прославиться выбором достойного человека. Так императороским преемником стал Пий, с условием усыновления Марка Аврелия и ... сына того самого Вера. Среди достоинст Адриана можно назвать то, что он единственный среди всех императоров сам объехал всю обширную римскую империю, тогда как другие смутно себе представляли народы и провинции которыми они управляют, Адриан видел все своими глазами. При таком похвальном качестве императоры было бы удивительно ,если бы он не побывал в Птолемаиде. Он здесь и появился в 131 году, но причиной его визита было на праздное любопытство туриста, император решил искоренить иудаизм как религию.



Император Публий Элий Траян Адриан

Результатом стало восстание Бар-Кохбы в 132 году, сразу же как только Адриан покинул Иудею, но о нем я расскажу в другом месте, так как оно не связана с нашим городом и Галилеей вообще. Результатом этого востания стало то, что большинство самаритян из Иудеи переселились в Птолемаиду. Их число постепенно росло и город был переименован в Самаритику.
_________________
Vitam impendere vero
Профиль
 Ответить с цитатой
Fender



13.12.2009 18:22    
Re: Святая Земля

Поскольку Галилея не учавствовала в восстании, то запрет исповедовать иудаизм на нее не располагалось, поэтому в Птолемаиду переселилось множество иудеев. Во втором веке лидером иудейской общины был раби Абба.

Время шло, закончилась эпоха Антонинов и началась эпоха солдатских имераторов. Безумства и разврат Калигулы, Вера, Каракаллы достигли пика в лице императора Гелиогабала. Сенат, чтобы избежать очередного солдатского императора, уговорил его сделать цезарем Александра Севера. Вскоре Гелиогабал был убит в результате мятежа и императором был объявлен Александр. Ему было всего тринадцать лет, он был хорошо образован и подавал большие надежды. Возраст нового императора давал повод вмешиваться в государственные дела его матери Юлии Мамее, которую все ненавидели. С возрастом император пытался ослабить влияние матери, которое в конечном итоге послужило одной из причин их гибели. Но у молодого императора были и другие советчики. Знаментых юристов Юлия Павла и Домиция Ульпиана он сделал префектами преторя. Длинный ряд философов и риторов отмечает его собеседников во дворце. Свою жизнь император решил подчинить знаменитому правилу «не делай другому того, что не хотел бы, чтобы сделали тебе»(Биографы говорят, что эту фразу он услышал от иудеев или христиан. Смешно, но современные язычники в соседней ветке присваивают ее себе) . Все его имена обязывали ко многому и император старательно подражал своему великому тезке. Он даже создал фалангу по образцу македонской. В 231 году император Александр Север высадился в Птолемаиде. Целью визита был поход против государства Сассанидов.



Император Марк Аврелий Север Александр

Император был почти земляком птолемаидцам, поскольку родился немного севернее от нашего города в городке с созвучным названием Арка, который римляне называли Кесарией. Я мог бы сказать, что Птолемаиду посетил восьмой Великий, но от этого прозвища, присвоенного ему сенатом, скромный император отказался. Собрав в городе легионы и свою любимую фалангу он двинулся в Антиохию. Узнав здесь, что солдаты развлекаются с проститутками в банях, он приказал наказать их. В легионе, из которого были виновные, начались волнения. После долгих и бесплодных уговоров император поступил тоак же, как в свое время Цезарь. Он распустил легион, но времена изменились. Если легионеры Цезаря со слезами умоляли его отменить решение, то сейчас все просто побросали оружие, которое заполнило всю площадь. Свита императора подобрало знамена, а местные жители все остальное. К сожалению александр слишком часто подражал Цезарю, не имея ни его железной воли, ни его испытанных солдат. Когда он попытался таким же способом распустить гальские легионы, то был убит.

После Александра Севера снова начался длинный ряд солдатских императоров. Каждый из них правил всего по нескольку месяцев, а самый счастливый всего три года. Наконец хаос достиг таких размеров, что в империи было одновременно больше десятка разных императоров. Так длилось, пока император Аврелиан не навел железной рукой порядок в империи.



Император Луций Домиций Аврелиан

Отправляясь в поход против пальмирцев в 272 году император Аврелиан через городские ворота въехал на белом коне в Птолемаиду. По обеем сторонам улицы стояла любопытная толпа из местных жителей. Император обводил ее грозным взглядом, как вдруг заметил, что один человек в толпе перекрестился. Аврелиан приказал подвести его и спросил имя. Тот сказал, что зовут его Павел, а на вопрос императора христианин ли он ответил утвердительно, после чего был немедленно брошен в тюрьму. На следующие день Павла привели в трибунал, где он стал проповедовать свою веру, не смотря на истязания, которым был подвергнут. Его сестра Иулиания громко стала обвинять императора в несправедливости и жестокости и тоже была схвачена. По легенде тела этих мечеников клали на раскаленные решетки и терзали крюками. Трое солдат, которые их пытали, уверовали в Христа. Из звали Квадрат, Акакий и Страноник, все трое были немедленно казнены. Император пытался прельстить Иулианию, пообещав жениться на ней, если она откажется от своей веры. Когда святая отказалась он отдал ее в публичный дом, но все кто к ней там прикасались, слепли. Разгневаный Аврелиан снова приказал жечь тела мучеников. Когда собравшийся народ стал роптать, их обезглавили. Я рассказал эту историю, следуя христианской традиции. Имена святых Юлиана и Иулиании птолемаидских можно най тив православных святцах, а имя Ульяна до сих пор можно встретить среди знакомых. Но я не могу поверить в те жестокости о которых здесь рассказано. Аврелиан был одним из самых достойных императоров, и победитель знаменитой Зиновии не мог соблазнять браком беззвестную птолемаидскую женщину. Кроме того в городе давно была открытая христианская община. Еще в 190 году епископ птолемаидский Клар учавствовал в собрании палестинских епископов для уточнения даты празднования пасхи. В 325 году епископ Птолемаидский Эниас учавствовал в первом Никейском соборе, а епископ Нактавус в первом Константинопольском соборе в 381 году. При императоре Феодосии в Птолемаиде был один из самых знаменитых в то время епископов Антиох. Однажды прибыв в Константинополь и проповедуя по церквам, он собрал громадную сумму в виде подаяние и вернулся в Птолемаиду. Известно ,что в 425 году епископом здесь был Павел, а в 536 Иоан, но вернемся назад.

В 351 году в Галилее вспыхнуло очередное иудейское восстание против римлян. Наш город тоже принимал в нем участие, поэтому здесь и появился император (цезарь по системе Диоклетиана) Констанций Галл.



Цезарь Флавий Клавдий Констанций Галл

Приблизительно в это же смутное время в Птолемаиду приехал святой, один из отцов церкви, изобретатель иконостаса, непримеримый борец с ересью Ария, брат Григория Нисского и преподобной Макрины, корреспондент знаменитого Либания святитель Василий Великий. Он стал восьмым (если не считать Александра Севера) человеком с прозвищем Великий, посетившим наш город.



Святитель Василий Великий

В Птолемаиде Василий открыл первый в мире лазарет. Так в средние века назывались лепрозории. Это не что иное как больница для прокаженных, названная так по имени святого Лазаря, который по легенде страдал этой болезнью. То, что для этого был выбран именно наш город, не случайно. Еще Гиппократ называл проказу финикийской болезнью, хотя происходила она скорее всего из Египта. В дальнейшем лазареты были открыта в Иерусалиме, Вифлееме и Назарете, но уставом Василия Великого пользовался только монашеский орден Птолемаиды. В дальнейшем он превратился в мрачный военный орден рыцарей лазаритов и принял устав святого Августина.

В следующие несколько сот лет в городе не происходили сколько-нибудь значительные события. В 504 году Птолемаида подверглась действию сильного землетрясения, а в 570 ездк побывал итальянский путешественник из Пьяченцы. Тем временем Византийская империя разваливалась, на потерю обширных провинций смотрели спокойно. Даже потеря Антиохии не вывела императора из сонливого состояния в его дворце. Тем временем в Палестине, так эта земля стала называться со времен императора Адриана, вспыхнуло очередное иудейское востание. Положение иудеев на Святой земле стало ухудшаться со времен Веспасиана. Император Адриан пошел еще дальше, он переименовал Иудею в Палестину Приму по имени древних филистимлян, а Иерусалим в Элию Капиталину. Иудеям запрещалось жить в этом городе и исповедовать свою религию в Палестине. Еще в 425 году Галилея вошла в состав Палестины Секунды, но Птолемиада была исключена из этой провинции и подчинялась Сирийскому наместнику. После восстания 351 года Констанций запретил иудеям даже вход в Иерусалим. Только Юлиан Отступник облегчил их положение, но сразу после его смерти гонения увеличились с новой силой. В 485 и 529 годах вспыхнули востания самаритян, которые были жестоко подавлены. В этих восстаниях учитывая большую общину самаритян в птолемаиде и само название города, по всей видимости учавствовали и его жители. Поскольку греки не особенно различали самаритян и иудеев, положение последних стало невыносимым. Как только пришла весть о том, что Сирия захвачена персами в Галилее было набрано 20000 войско, в котором были и жители Птолемаиды. Командывал им человек, который прятал свое настоящее имя под псевдонимом Нехемия. Вскоре это войско соединилось с персидскими силами и в 614 годунаш город был захвачен царем Хосроем II последним великим Сасанидом. Таким образом город вернулся под власть персов через 946 лет с того времени, как он был отнят у них Александром Македонским. Сам персидский царь не учавствовал в походе, войсками руководил главнокомандующий Фаррухан Росмиозан, прозванный Шахраваразом или «Вепрем государства».



Фаррухан Шахравараз

Он сам вызвался быть главнокомандующим и оказал множество услуг своему царю, но не смотря на это Хосрой решил его казнить. Письмо с этим приказом было перехвачено византийским императором и послано жертве. Результатом такой неблагодарности явился мятеж и смерть царя, а сам Шахраваз был два года правителем Персии, пока не был отравлен в 630 году. Но вернемся немного назад.

После падения Птолемаиды был взят и Иерусалим. Девяносто тысяч человек были казнены, остальные обращены в рабство, церкви осквернены, а Подлинный Крест Христа отослан Шахравазом персидскому царю. В 615 году для империи была потеряна Александрия, а еще через год Константинополь был впервые осажден. Подобные события подвигли императора Ираклия к более решительным действиям, чем бесполезные посольства и в 621 году он лично возглавляет войско. Его блестящий поход, достойный римлянина, не по смелости не имевший аналогов со времен Ганнибала, и сравнимый с подвигами героев древности, описывать здесь не место. Скажу только, что в 622 году он объявил амнистию иудеям и обещал облегчить их положение. Тем временем еще в 614 году Иерусалим, в благодарность за помощь, был объявлен еврейским городом, а самим иудеям было обещано самоуправление. Через два года в Птолемаиде иудеямя был поднят бунт против христиан, результатом которого был переход в иудаизм священика Леонтия. Но уже через три года власть над Иерусалимом была передана персами христианскому епископу, а иудеи из него изгнаны и обложены тяжелейшими налогами. Поэтому они с радостью приняли амнистию и восстали против персов. Таким образом Палестина, включая Птолемаиду, была очищена от персов, и в 629 году император Ираклий торжественно вступил в Иерусалим.



Император Флавий Гераклий Август

Своих обещаний перед иудеями он не сдержал, они снова были изгнаны из Иерусалима и окрестностей и подвергнуты страшной резне. Немногие спаслись в горах Галилеи, пустынях Аравии и Египте. Император Ираклий представлял собой странную смесь пороков и добродетелей. Обычно он вел сонливую жизнь в Константинопольском дворце и мало интересовался тем, что происходит за стенами столицы, и только крайняя необходимость подвигала его на кипучую деятельность. Однако в такие дни он был равен знаменитым героям древности и мало кто превосходил его в храбрости и военном гении. Вернувшись с триумфом в столицу Ираклий первый из императоров приянл титул Царя, поскольку последний из достойных соперников – Великий персидский царь был им сокрушон. Он снова погрузился в сон в своем дворце, находясь на вершине славы, как вдруг императору было доставлено необычное письмо. Некий гонец принес его к пограничному посту к югу от Дамаска ( Впрочем, существует и мусульманская легенда. К императору было вместе с письмом послано и посольство, которому на тайной аудиенции Ираклий показал шкатулку с изображениями пророков со времен Даниила, среди них было и изображение Мухаммеда). Послание было написано на малоизвестном арабском языке и подписано каким-то Мухаммедом Пророком единого Бога. Этот Мухаммед требовал от императора призанать и служить подлинному Богу, грозя в противном случае карой, и напоминая ему, что он уже предсказал то, что Ираклий вернет Святую Землю и его пророчество сбылось. Император лишь пожал плечами и оставил без ответа назойливого пророка. Однако ему следовало с большим внимание отнестись к угрозам, изложенным в данном письме . Однако нет так равнодушно отнесся к подобному же посланию персидский царь. Кавад разорвал письмо, швырнул в лицо послу и приказал убираться прочь. Получив такой ответ в далеком городишке Медина, пророк был так разгневан, что вскричал, протягивая руку в сторону Персии: «Да будет воля Аллаха! Отбери у него царство!». Сам Кавад тут же умер, видимо от яда, его сын не процарствовав и года был свергнут уже упоминавшимся Шахваразом, который был вскоре отравлен, а еще через шесть лет Персидская держава была завоевана арабами с такой скоростью, с какой может передвигаться конное войско.

Пока происходили эти события в Птолемаиде в 634 году возникли беспорядки на религиозной почве. Яков Апостат поджег церковь и учавствовал в сжигание христианских и иудейских священных книг. К этому же году относиться упоминание о самаритянской синагоге в порту Акко. По всей видимости самаритянская община в городе была еще велика. Еще через два года Птолемаида была взята мусульманскими полчищами под командованием Амры ибн аль-Ааса. С этого момента заканчивается период греко-римского владычемтва над этим городом, а название меняется на арабское Акка (Византийская принцесса Анна, говорит, что наш город на местном (?) языке назывался Аке) . Выжившие после ираклеевой резни иудеи с радостью приветсвовали новых завоевателей. Арабы, подогреваемые религиозным фанатизмом с одной стороны и обещанными гуриями с другой, быстро распространяли свои завоевания во все стороны. Тем, кто подвергался нападению предлагался выбор – приянть ислам, покориться и выплачивать дань, или выйти с оружием в руках. Поскольку жители не надеялись на помощь слабой имеприи, то обычно они выбираль второй вариант. Скорость захвата земель была так высока, чтопервые арабские колонисты появлялись в них лишь спустя десятилетия. Арабское население Акко в то время было немногочисленно. Талмуд гневно клеймит город этого времени названием языческого.

Первый калиф династиии Омейадов Муавия I в 660 году построил в Акко первые верфи для постройки больших морских судов. В 685 году город был разрушен во время внутриарабского конфликта и заново отстроен калифом Абд аль-Малик ибн Марваном. Но этот несчасливый город снова до основания был разрушен византийским войском в 692 году. На византийском престоле тогда правил последнй представитель династии Ираклия император Юстиниан II. На своего тезку он походил только страстью к дорогим постройкам. Его же характер более походил на таких уродов как Коммод или Каракалла. Впрочем Юстиниан превзошел их в страсти к непотребству и удовольствиям, поскольку был более последователен. В своей жестокости он превзошел Калигулу и был ненавидим всей империей. Не смотря на то, что калиф Абд аль-Малик платил ему дань за каждый день мира сто золотых монет, одного коня и одного раба, император решил нарушить мир с арабами. Следствием этой войны и явилось очередное разрушение города по видимому морским десантом, потому что сам император встретился с арабами в Киликии. Юстиниан возлагал всю надежду на отряд славян в 20000 человек под предводительством Небула. Арабским войском командовал брат калифа Мухаммад. Арабы вместо знамени поднали на копье попраный мирный договор с императором, но были разбиты. Мухаммад неожиданно послал вождю славян колчан с золотом, а также посулы и напоминания о том как жестоко обращался император с его сородичами у них на родине. Результатом этого обращения был переход отряда славян на сторону арабов. Остальное византийское войско, только узнав эту новость в страхе разбежалось. А еще через два года славяне учавствовали во вторжении Мухаммада на византийскую территорию. Так закончилась эта война, и через год ненавистный Юстиниан был свергнут с престола. У него был отрезан нос и язык, а сам он отправился в изгнание. Впрочем через десять лет он смог вернуть себе престол под именем Бесносого, и его жестокость к прежним врагам превзошла все, что претерпели римляне до этого от своих тиранов. Впрочем это совсем другая история, и она не касается нашего города.

Около 725 года Акко посетил, освобожденный из арабского плена, еще один святой – первый епископ Айхштетта в Баварии Виллибальд. Его мощи до сих пор находятся в кафедральном соборе Айхшттета.



Святой Виллибальд

Несмотря на то, что Виллиюальд немецкий святой, родился он в Уэссексе и по национальности был англосаксом. Между прочим он стал первым англичанином, посетившим Святую Землю. Через некоторое время после этого святого визита Акко снова был разрушен, и калифу Хишамуибн Абд аль-Малику пришлось перенести верфи в Тир. Город двадцать лет лежал в развалинах и снова полностью был востановлен калифом Марваном II. В 861 году в Акко был уереплен калифом аль-Мутавакилем. Этот калиф снова перенес верфи из Тира в Акко, снабдил город армией и флотом, чтобы отбивать атаки византийцев, но в этом же году он был убит турецким солдатом. Как говорят впрочем в этом деле не обошлось без участия его сына. А ровно через двадцать лет громадное цунами обрушилось на город. В 878 году архитектор эмира Ахмада ибн Тулуна Абу Бакр построил в Акко новый порт и внутренюю стену.

В последней третьей части мне осталось рассказать исторю этого города за последнюю тысячу лет, начиная с крестовых походов и до сегодняшнего дня.
_________________
Vitam impendere vero
Профиль
 Ответить с цитатой
Fender



19.01.2010 18:02    
Re: Святая Земля

Акко. Часть III



Тем временем византийский император Никифор Фока отвоевал у арабов Крит. А вскоре ромейские легионы овладели крепостями и проходами в Сирию. Взятие Алеппо поверг мусульманский мир в шок. Впервые враги поменялись ролями, на этот раз христиане насиловали мусульманок, мечети были преврещены в конюшни, а имперетор выпустил послание, в котором в оскорбительной форме требовал арабов убираться обратно в Аравию. Времена изменились... Энтузиазм первых побед давно угас, как и религиозный фанатизм. Если калиф Омар кидал грязью во встечавших его эмиров разодетых на персидский манер, то уже его преемник смотрел на роскошь сквозь пальцы. Слабые Фатимиды давно немогли обходиться без помощи турецких войск. Ответом на такую дерзость было ... теологическое послание ученого из Ташкента! Это все чем смог ответить мусульманский мир. Фока тем временем тщетно добивался от православной церкви разрешения считать гибель в войне с неверными за мученичество. Император шел дальше, рос список взятых городов. Каждый штурм сопровождался жуткой резней и пожарами. Был взят Библос и Арка, город в котором родился император Александр Север, и откуда было ругой подать до Птолемаиды. За ромейским войском шло 100000 пленных мусульман. Столица востока Антиохия была взята маленьким разведовательным отрядом. Это было уже слишком! Египетские Фатимиды попытались вернуть город, но безуспешно. Казалось завоевание Святой земли не за горами, но император Фока был предательски убит Иоанном Цимисхием, который сам сел на трон Цезарей

Вражда между западной и восточной церковью выражается иногда в смехотворных претензиях, которые не делают чести обоим, но особенно этим отличается православная церковь. Из-за мелочного тщеславия православные приписывают себе идею крестовых походов и гордятся по их мнению Первым или Православным крестовым походом. Если православные не без основания обвиняют западных крестоносцев в жестокости, то тем более странно выглядит гордость за Православный поход, который прошел под знаменем жесточайшего террора. Жестокость первых проиходила из их еще варварского характера, тогда как жестокость вторых питалась многолетней византийской практикой изощренных казней и пыток. Это тем более смешно, что Иоанн Цимисхий смог его совершить только лишь справив триумф на русскими, которые в этом ему сильно мешали.
Разбив русских сначала под Преславой, а затем под Доростолом император заставил просить князя Святослава мира. Таким образом уничтожив огромную русскую армию всего за четыре месяца Иоанн смог на следующий год двинуться на Багдад. Переняв политику своего предшественника, император поставил перед легионами задачу – разрушения, террор, вызженная земля. Триста городов и деревень превратились в пепел. Целью подобной жестокости, которую мусульмане не претерпевали ни до, ни после Православного похода, была паника, ужас, которые бы позволили очистить страну и тем самым облегчить ее завоевание. Этот поход оказался неудачным, по польшей части из-за отсутсвия припасов и воды, но через три года император снова оказался в Сирии. Дамаск сдался без боя. Атабек Афтекин, который правил этим городом, уже давно лавировал между Фатимидами и Аббасидами, поэтому ухватился за повод отложиться от обеих. Сдача Дамаска облегчала задачу императора. Он с боя взял Бейрут и двинулся на юг сокрушая все на своем пути. Таким образом в 975 году город Акко был взят византийскими легионами Иоанна Цимисхия через триста тридцать девять лет, как был потерян для империи.



Император Иоанн I Цимисхий

Новый завоеватель, или возвратитель, в определениях сложно запутаться, Акко был по национальности армянином. Пяница и отважный воин, бабник и смиренный христианин лично перевязывающий раны больным, он был бесспорно военным императором. Будучи любовником жены Никифора Фоки, он убил своего императора и родственника, но и сам не избежал подобной участи. Таковы были византийские нравы. В походе император выказал недовольство по поводу министра Василия Лекапена и был им отравлен на обратном пути. Его перемник император Василий II Болгаробойца, хоть и был прославленным полководцем, и дважды совершал походы в Сирию, был вынужден отказаться от Святой земли, в основном из-за славянских пиратов.

В Акко снова потекла беспокойная жизнь восточного города. В 985 году здесь побывал арабский историк и географ Ал-Макдиси, который описал город и порт в своем труде. В другом труде «Восхваление Иерусалима» (1019 год) имам мечети Аль-Акса Абу Бакр Хатиб кроме Святого Города хвалит и Акко. Рукопись этого сочинения была недавно найдена в нашем городе. В 1031 году на город вновь обрушилось цунами, вызванное землетрясением. А через шестнадцать лет город посетил персидский философ, поэт и историк Насир Хосров. Тогда он еще не был мусульманином, свои впечатления от посещения города он описал в «Книге путешествий» (издана на русском языке в 1933 году).



Абу Муин Насир ибн Хусрау ибн Фарис ал-Кабадияни ал-Марвази

Он пишет, что в первый же день посетил могилу Аке, основателя города. Кто это такой для меня остается загадкой. Известно, что в это время городом правили бедуины из племени Вану-Килаб. В 1063 году город был накрыт отчередным цунами, а еще через три года сильно пострадал от землятресения. За последующие тридцать лет управление городом поочередно переходит от Фатимидов к туркам-сельджукам. От Фатимидов здесь правил Бадр аль-Джамали. Его сын Вазир Аль-Малик Аль-Афдель родился в Акко и сменил отца на посту губернатора. Именно он построил цитадель на юго-западе города. В 1083 году через Акко по дороге в Хайфу проехал глава тирской йешивы Эвиатар бен Эльягу Хакоэн. В своем письме он отметил, что еврейская община в Акко одна из самых важных на Святой Земле. Здесь есть ценр по изучению Торы и равинатский суд. А тем временем на Западе сгущались тучи...
_________________
Vitam impendere vero
Профиль
 Ответить с цитатой
Fender



23.01.2010 20:32    
Re: Святая Земля

В предыдущем посте я написал не совсем понятно о турецких и арабских правиелях в Акко. В некоторых энциклопедиях написано, что Акко был взят персами в 1073 году (или в 1071 хронология этого периода неясна), но это не совсем точно. Город был взят туркменами, или турками-сельджуками и попал под власть песидского султана Мелик-Шаха I. А в 1098 году заново завоеван арабами.

О явных и тайных причинах Первого крестового похода написаны целые исследования. Не следует забывать, что 1000-й год считался концом Света, и что в это время усилилась религиозность и желание замолить грехи у Гроба Господня. Правление калифа Гакена притеснения христиан приняли ужасающий характер. Ответом на гонения была экспедиция пизанцев, генуэзцев и короля Бозжа к берегам Сирии. В XI паломнечиства в Святую Землю не уменьшались числом, зато увеличивалась знатность пилигримов. К усилившейся религиозности следует добавить то, что христиане уже вели войны с неверными в Испании и Сицилии. Уже папа Григорий VII проповедовал поход на Восток и сам собирался его возглавить. При его преемнике Викторе III, который обещал отпущение грехов всем, кто выйдет на войну с мусульманами, те же пизанцы и генуэзцы изрубили множество сарацин в Африке и сожгли два мусульманских города. Поводом же к всеобщему энтузиазму, с которым Европа стала готовиться в поход для освобождения Гроба Господня, стали проповеди Петра Пустынника. Этот монах-пикардиец совершил паломничество в Святую Землю (современные ученые считают, что на самом деле он никогда не был в Иерусалиме). Притеснения и унижения христиан так поразили его, что, вернувшись, он предстал перед папой Урбаном II. Последний одобрил его энтузиазм, а сам отшельник воссел на мула и с громадным распятием в руках стал проповедовать по городам Франции и Германии. Кстати пришло и прошение от византийского императора Алексея с просьбой о помощи против турок. Крестовый поход был выгоден папе с многих сторон. Во-первых, он не забыл недавней войны с германским императором за право назначать епископов, поход же усиливал его влияние, а так же удалял беспокойных баронов. Кроме того, замаячила возможность расширить влияние Ватикана на Восток и Египет, а главное прибрать к рукам православную церковь. И вот на десятом совещании Клермонского собора был поднят вопрос о Святой Земле. Первым говорил Петр Пустынник, а после него и сам папа. Эти речи произвели потрясающее впечатление на громадную толпу, которая заполнила площадь, и из всех сердец вырвался клич: "Этого хочет Бог!". Единственным стремлением людей неожиданно стал Иерусалим. Монахи, воры, бандиты, ремесленники, нищие, крестьяне – все поддались благочестивому порыву. Множество семей, распродав свое скудное имущество, двигалось по дорогам Европы. Завидев вдали город, они спрашивали с простотой невежества, не это ли Святой город? Сам Петр Пустынник, предводительствуя стотысячной армией из самых низов народа, пустился путь на Восток. Авангард под командой Готье Голяка и сама армия были сильно потрепаны в Венгрии и Болгарии. 20000 армия Готшалька так и совсем была уничтожена христианским же оружием в Венгрии. Третья толпа под руководством графа Эмикона поняла призыв Святого престола на свой манер, и стала грабить и убивать евреев в Германии, но большинство этих головорезов полегло под стенами Месбурга, и только небольшой отряд достиг Константинополя и соединился с остальным сбродом. Тут же возникли разногласия между французами, германцами и итальянцами. Последние под предводительством Ренальда двинулись к Никее, где все и погибли. Затем было уничтожено и ополчение Готье, который был достоин командовать лучшими солдатами. Лишь малая часть была спасена византийскими галерами. Таким образом, 300000 армия первых крестоносцев была уничтожена.

Тем временем выступили и бароны со своими рыцарями. В августе 1096 года двинулись лотарингские рыцари числом в восемьдесят тысяч пехоты и десять тысяч конницы во главе с Готфридом герцогом Лотарингии, графом Бульонским, который заложил все свои наследственные поместья и на вырученные деньги обеспечил армию всем необходимым. Этот герой, происходивший от Карла Великого, пронзивший своим копьем короля Родольфа и первый кто взобрался на стены Рима, решил не возвращаться. Его сопровождали братья Евстафий и Балдуин, кузен Балдуин Бурский, а также множество других знатных рыцарей. Французская корона выставила отряд под предводительством брата короля Филиппа I (сам король был отлучен от церкви) графа Гуго де Вермандуа, внука Ярослава Мудрого. Однако этот недостойный внук покрыл себя позором, бросив товарищей в сердце Сирии. Брат английского короля и старший сын Вильгельма Завоевателя Роберт, герцог Нормандский заложил своему брату Нормандию за смешную сумму в десять тысяч марок и также выступил в поход. Другой Роберт, граф Вландрсикй предводительствовал фризами и фламандцами. Самым богатым из крестоносцев был Стефан, граф Шартра, Блуа и Труа. За свой ум он был выбран в совет из четырех вождей, но в будущем также как и Гуго бежал из Антиохии, и даже отговорил императора Алексея подать помощь своим товарищам. Рыцарями с юга Франции командовал Рамунд Сен-Жильский, первый принявший на себя крест и уже обагривший свой меч мусульманской кровью. Ему сопутствовал папский легат епископ Адемар, часто менявший епископскую митру на шлем. Когда крестоносцы прибыли в Италию и о них услышал Боэмунд, сын знаменитого авантюриста Роберта Гвискара, он прекратил осаду Амальфи, разорвал на себе одежду и роздал ее куска на кресты своим воинам. Его силы составляли десять тысяч всадников и двадцать тысяч пехоты, а сопровождал его знаменитый герой многочисленных рыцарских легенд двоюродный брат Танкред. Собравшись под Константинополем, крестоносцы с удивлением взирали на турок, состоявших на службе у императора, и против которых тот просил их помощи. Эти наемники следили за всеми действиями латинян, а часто и нападали на них. Кроме честного Танкреда и сурового Раймунда рыцаря приняли вассальную присягу императору и двинулись на Никею – столицу Вифинии. С ужасом взирал гарнизон города на 600000 армию христиан. Султан Кылыч-Арслан или Солиман, был занят тогда в другом месте, поскольку не ожидал, что после уничтожения армии Готье Голяка, крестоносцы снова появятся в его владениях. Дважды безуспешно Салиман атаковал христиан и вынужден был предоставить город его участи. На 19 июня 1097 года был назначен генеральный штурм, однако за несколько минут до его начала над Никеей взвился императорский флаг. Византийский отряд, сопровождавший армию крестоносцев, договорился о сдаче и с турками и занял город. Латинянам был даже запрещен вход в Никею. Возмущение вероломством греков было велико, но, помня присягу, армия двинулась дальше. Поскольку армии приходилось двигаться по пустыне, то она разделилась на два отряда. Первый корпус под предводительством Готфрида, Раймунда, Гуго и графа Фландрского взял вправо, а второй отряд Боэмунда, Танкреда и Герцога Норманского повернул налево. Султан Солиман, потерявший в Никее все свои сокровища и семью (которая была впрочем, отпущена без выкупа) зорко следил за действиями крестоносцев. Через три дня он, неожиданно атаковав отряд Боэмунда превосходящими силами. Первый удар принял на себя Танкред, а Боэмунд срочно строил лагерь, послал гонца к Готфриду и вскоре подоспел к изнемогающему авангарду. Герцог Нормандский вырвал свое белое знамя из рук знаменосца и с криком "Вперед нормандцы!" бросился в самую гущу сражающихся. Уже несколько часов крестоносцы держались против громадной армии турок, но у мужества есть свои пределы… Вдруг раздался радостный клич, на холме показался отряд из сотни рыцарей во главе которых, размахивая мечом, на помощь товарищам скакал Готфрид, а вскоре появилась вся французская армия (некоторые современные историки видимо призванные разрушать все романтичное в истории крестовых походах, утверждают, что Готфрид не участвовал в битве при Дорилее, отдавая славу победы Боэмунду). Победу довершил обходной маневр папского легата, который в очередной раз надел шлем воина. В это время был ранен Готфрид, когда защитил простого крестоносца от нападения медведя.

Солиман больше не надеялся победить крестоносцев, поэтому он шел впереди армии, уничтожая припасы и отравляя колодцы. Оказывая возле городов, турки обманывали население, что победили христиан, когда же им разрешали войти он убивали всех крестьян, уводили всех коней, забирали золото и уничтожали все, что могло быть полезно христианам. Армия крестоносцев терпела голод и жажду, лошади гибли и поклажу везли на быках, козах и даже собаках. В таких условиях трудно было выжить. Уставших и голодных рыцарей возле Соленого озера поджидала засада коварного Солимана, но мусульмане были сметены вместе с их султаном. Вскоре, подавшись на обещания одного армянина, от армии откололся отряд в семьсот рыцарей и пятьсот солдат во главе с Балдуином, который надеялся завоевать Эдессу. Основная армия приближалась к столице Востока Антиохии. Впереди был тщательно охраняемый Железный мост через Оронт с двумя башнями – жалкая преграда для армии рыцарей. Вскоре Антиохия была обложена осадой. Хотя армия и состояла из 600000 человек, но воевать могла всего половина из них. Большинство паломников было убито летучими отрядами турок во время этой осады, других косил голод и болезни. Город был хорошо укреплен, а обложить его со всех сторон недоставало сил. Дождливая зима стала бедствием для христианской армии. Многие не выдерживали трудностей и бежали из лагеря. Позорно покинул крестоносцев и Петр Пустынник. Весной, наконец, поступило продовольствие, и оправился от опасной раны Готфрид. Прибыло посольство от Фатимидов, которые воспользовались слабостью турок и снова завладели Палестиной. Город Акко был взят арабами в 1098 году. Этот противоестественный союз арабов и латинов против турок может быть и имел бы смысл в то время когда Иерусалим был в руках последних, но теперь Готфрид только посмеялся над их предложениями. Антиохия была взята (кроме цитадели) с помощью хитрости Боэмунда, прозванного за это латинским Улиссом 2 июня 1098 года, а уже на третий день к городу подошла громадная армия султана Мосульского Кербоги с 28 эмирами. Эта армия должна было здесь появиться еще три недели назад, но была задержана, осаждая Эдессу, где Балдуин дал туркам такого перца, что эмиры подняли ропот и сарацины ушли ни с чем. В крепость были посланы свежие силы мусульман, а город обложен со всех сторон. Султан прислал христианам ультиматум – рабство или смерть. Положение крестоносцев стало критическим, бедствия довершал страшный голод. Что говорить о простых воинах, если граф Фландрский просил еды, герцог Готфрид взял взаймы чужого коня. Из 70000 лошадей в начале осады, оставалось не более двух тысяч. Положение было настолько опасным, а турецкий лагерь, окружавший город так огромен (только одна палатка султана могла вместить три тысячи конных воинов), что в Византии и Европе распространился слух о гибели христианской армии. Всеобщее уныние, сопровождавшееся упадком сил, распространилось по городу. Только три героя были бодры духом – Готфрид, Боэмунд и Танкред. И тут своевременно было найдено Святое копье. Где оно находилось, было открыто во сне монаху Петру Бартолеми. Впоследствии он согласился пройти испытание огнем, от которого и умер. Однако его смелость и открытие Святого копья изменили настроение в один день. Уныние сменилось всеобщим воодушевлением, и 29 июня люди, только что умиравшие от голода (перед битвой был объявлен трехдневный пост, но есть и так было нечего) вышли из города на битву. Вместе с простыми воинами вышли священники с крестами и молитвами. Турки были сметены в одночасье уставшими и голодными рыцарями Креста. Гарнизон цитадели сдался, а крестоносцы провели еще несколько месяцев Антиохии, ожидая спадания жары. Здесь умер от болезни папский легат. Сам город был отдан Боэмунду, а небольшая армия в 50000 человек 13 января 1099 года двинулась на юг. Испуганные уничтожением армии Кербоги сирийские эмиры, давали проход армии крестоносцев, откупаясь золотом и провизией. Вскоре христиане вступили в благодатную Финикию, настроение поднялось, чувствовалось приближение земли Обетованной. В июле 1099 года армия Готфрида Бульонского, пройдя горными проходами, миновала Рош-Ха-Никра с пустилась в долину Акко.



Вид на залив и город Акко из Хайфы. Белая точка у моря, куда спускаются Ливанские горы – Рош-Ха-Никра

Эмир Акко прислал крестоносцам обещание починиться их власти, если они возьмут Иерусалим. Готфрид прекрасно понимал, что прочно закрепиться в Святой Земле, можно лишь овладев приморскими городами, но недостаток сил и отсутствие флота делало осаду Акко невозможной. Пока Готфрид с сожалением смотрел на город, жители Акко с крепостной стены наблюдали медленно проходящую мимо армию крестоносцев. Вдруг послышались радостные возгласы – это воины приветствовали отряды шедшие из Эдессы и Антиохии. Пройдя Хайфу, Кесарию и Яффо армия повернула на восток. Ночь перед выступлением было проведена без сна. Сколько стран было пройдено, сколько сражений выиграно, сколько трудностей преодолено. На следующий день взгляды всех напряженно следили за горизонтом, нетерпение и волнение охватило этих суровых воинов, как и всех, кто впервые поднимается в Иерусалим. Несколько часов длилось это напряжение, пока Святой город не предстал перед пилигримами. Слезы, крики радости, восторг охватил воинов Креста. Конные спешились и приближались к городу пешком. 15 июля Иерусалим был взят. Крестоносцы вошли в Иерусалим в пятницу в три часа в день и час смерти Спаситель. Окровавленные победители смиренно поднялись на Голгофу, чтобы исполнить сой обет. Я часто наблюдал, как люди входят в Храм Гроба Господня, их взгляд всегда натравлен внутрь, что и понятно, но если посмотреть на колонны перед входом, то можно увидеть множество крестов – эти следы оставляли рыцари первого похода, безвестные настоящие герои.



Кресты, вырезанные остриями мечей участников Первого крестового похода

Поскольку Раймунд и Роберт Нормандский отказались от короны, Танкред же ценил звание рыцаря выше любого титула, то королем с всеобщего согласия был выбран Готфрид Бульонский. Он отказался короноваться в городе, где Спаситель принял терновый венец, и удовлетворился титулом "Защитника Гроба Господня". Это был настоящий безупречный герой, рыцарь без страха и упрека. Его достоинства основывались на трех китах – мужество, благоразумие и благочестие. Готфрид всегда стоял выше распрей предводителей похода и являлся его неформальным лидером. К сожалению, его правление продлилось всего год, и кто знает, как сложилась бы судьба королевства, проживи он дольше. Разбив армию Фатимидов под Аскалоном, Готфрид обеспечил спокойствие своего королевства, которое своим положением напоминало молодое Израильское государство. Со всех сторон Иерусалим был окружен врагами, а его защитники составляли небольшой отряд всего в 200-300 рыцарей. Мир при таком раскладе поддерживался личным мужеством Готфрида и его преданных рыцарей. Сам "Защитник Гроба Господня" был высокого роста и обладал громадной физической силой. Однажды при осаде Арсура к нему прибыли самарийские эмиры и он по их желанию одним ударом отрубил голову верблюду своим тяжелым мечом.



Готфрид Бульонский

Эмир Акко платил дань Готфриду, но такое положение не могло тянуться вечно. Готфрид упрочил свою славу подвигами в приорданских странах, расширяя свое королевство. Настала очередь Акко. Готфрид осадил город со своими рыцарями в 1100 году. Ему были нестрашны любые враги, кроме холеры, от которой он и умер под стенами нашего город (арабский историк Ибн Аль-Каланси говорит, что герой был убит стрелой пущенной с крепостной стены Акко, но кто поверит похвальбе врага!). Эта последнее дело Готфрида послужило материалом для двух средневековых поэм – "Осада Акры" и "Смерть Готфрида". Герой был похоронен в Иерусалиме, а его до сих пор висит в Храме Гроба Господня.




Меч Готфрида Бульонского

Какова бы ни было смерть рыцаря всех времен и народов под Акко, был ли он отравлен Ираклием, убит ли стрелой или погиб от холеры, его смерть навевает грустное настроение при посещении крепостной стены города.
Смерть Готфрида только отсрочила атаку христиан. Уже 20 августа другой рыцарь без страха и упрека, Танкред взял Хайфу. Египетский гарнизон отчаянно сопротивлялся, горячо поддержанный евреями. Эти последние бежали с юга Франции, который охватил яростный антисемитизм с началом крестовых походов. Яростная битва сменилась страшной резней. Мусульманское население города, что успело спастись, укрылось за стенами Акко. А Танкред завоевал всю Галилею и принял титул князя Галилейского.
_________________
Vitam impendere vero
Профиль
 Ответить с цитатой
Fender



10.04.2010 17:17    
Re: Святая Земля

Между тем корона должна была перейти к брату Готфрида Балдуину, который, узнав о смерти "Защитника Гроба Господня" быстрым маршем двинулся в Иерусалим, захватив с собой всего 400 рыцарей и около тысячи пеших воинов (в истории крестовых походов эти простые пешие воины, почти не упоминаются, однако они по праву должны разделять всю славу или позор с благородными рыцарями). Однако в теснинах Ливанских гор он попал в засаду сарацин. Силы были неравны, и только мужество христиан позволило им одержать победу. Балдуин был выбран королем, несмотря на козни иерусалимского патриарха Даимберта, и решил закончить дело, начатое его братом. Единственным рыцарем, не признавшим нового короля, был Танкред, и Балдуину пришлось поступиться своей гордостью. Рыцари помирились, Танкред отправился управлять Антиохией вместо плененного Боэмунда, а Балдуин Бурский стал править Эдессой. Иерусалимский король между тем взялся за меч, которого не выпускал до самой своей смерти. Летом 1101 года войско Балдуина осадило Акко. Город был хорошо укреплен, и с суши взять его не представлялось возможным, а флота у иерусалимского короля не было. Поэтому после непродолжительной осады Балдуин заключил перемирие с жителями Акко и отошел от города. Но уже через год объединенный англо-датско-фламандский флот попытался овладеть Акко с моря. Из-за отсутствия слаженности действий между союзниками эта попытка тоже окончилась неудачей.

Портовый город – ворота в Сирию и Галилею, был слишком важен, для того чтобы первые неудачи испугали крестоносцев. В апреле 1103 года Акко снова был обложен христианскими войсками. На этот раз осада длилась пять недель, и только прибытие на помощь мусульманам большого египетского флота заставило крестоносцев снять осаду. И все же в майе 2004 года Балдуин подступил к городу снова. За это время произошли перемены. Иерусалимский король смог привлечь к войне против сарацин генуэзцев, обещав им третью долю добычи. А где генуэзцы там и их вечные конкуренты пизанцы. Так что на этот раз у Балдуина был флот. После двадцатидневной осады город пал. Условия сдачи не были выполнены и тысячи мусульман были зарезаны на улицах города, а Акко в очередной раз сменил своих хозяев, теперь ими стали латиняне.

Сами крестоносцы плохо представляли себе священную географию и потому путали Акко с другими городами. Вот, например, что пишет по этому поводу магистр Дитмар: «Акра, которая прежде называлась Птолемаидой и где древние поклонялись идолу Веезельвула, ибо сказано в Евангелии, что был бог в Аккароне – и по сию пору в порту этого города стоит башня, которую называют башней мух. В этом городе Ионафан, брат Иуды Маккавея был взят в плен и убит Трифоном. Есть еще и другой город Аккарон, а именно – одни из пяти городов филистимлян. Отсюда и стих: «Не город то Аккарон, как полагают иные, но Акка это Филистимская, а та - Птолемаида»». Как мы видим, крестоносцы перепутали Акко с Аккароном иди Экроном , а потому и стали называть этот город Акрой . Город отошел к королевскому домену и стал главным портом государства. Генуэзцам, как и было обещано, был выделен квартал в западной части города, тамплиеры получили квартал на юге, а рыцари иоанниты из итальянского города Амальфи на севере. Эти последние построили здесь большую больницу. Право на свой квартал от Балдуина получили и венецианцы. Искусство фортификации в Европе было развито лучше, чем на Востоке, поэтому крестоносцы принялись укреплять город. Многочисленные башни выросли вдоль стен.




Одна из башен крестоносцев в центре современного города

Через несколько лет после взятия крестоносцами Акко в городе побывал первый русский паломник игумен Даниил . Сохранился его дневник, где он отмечает: «От Кайфы до Акры верст пятнадцать. Город Акра большой и укреплен, у города залив добрый, город этот сарацинский, ныне же им владеют латиняне».



Игумен Даниил у Гроба Господня

Летом 1109 года в Акру прибыл норвежский король Сигурд I по прозвищу Крестоносец c девятитысячной дружиной. Снорри Стурлусон, написавший о нем сагу, называет наш город Акрсборгом. Эйнар сын Скули, которого он цитирует, говорит, что в Акрсборге была большая радость в связи с прибытиями норвежцев. Балдуин устроил пир и повез короля по Святым местам, подарив при этом множество реликвий. Норвежский флот все это время находился в Акре. Зимой Сигурд вернулся к своим кораблям и вместе с Балдуином двинулся против Сидона.



Норвежский король Сигрд I и иерусалимский король Балдуин I

Как только норвежский флот покинул порт Акры в 1110 году, на город было совершено нападение с моря египтянами. Порт частично пострадал, но город арабам взять не удалось.



Башня за пределами городской стены


В 1112 году крестоносцев постигла большая утрата – умер рыцарь без страха и упрека Танкред. Так поколение соратников Готфрида постепенно сходило в могилу. Иерусалимский король был женат на армянской принцессе Арде, но та вела такой постыдный образ жизни , что вызвала гнев Балдуина (Некоторые говорят, что она была изнасилована пиратами, и этот факт вызвал отвращение к ней короля.), который сослал ее в монастырь. В 1113 году в Акру прибыла его новая невеста – Аделаида дель Васто Савонская. Здесь же и была отпразднована свадьба. Таким образом, жители Акры смогли снова видеть королевское бракосочетание спустя 1260 лет после свадьбы Александра I Валаса и Клеопатры Тейи. Второй брак Балдуина был также неудачен, как и первый. Больше всего пострадала Аделаида, но строгий моралист может сказать, что она сама навлекла на себя позор тем, что вышла за человека, который не был разведен.

В 1115 году купцы из Марселя построили в городе Провансальскую улицу, и город постепенно превращался в многонациональный европейский центр на Востоке. Между тем в апреле 1118 года умер Балдуин во время египетского похода.



Балдуин I

Если Балдуин и вызывал осуждение за свой честолюбивый нрав, а также за обиду, несправедливо нанесенную Танкреду, то, став королем, цель его стремлений была достигнута, и от честолюбия не осталось и следа. Во всем королевстве не было более великодушного и благородного рыцаря (Единственный упреком Балдуину I была его двойная женитьба. Политически она однако была оправдана, и деньги из преданного сильно помогли сохраить государство.). Его царствование представляет собой удивительнейшее зрелище в истории. Как у римлян двери храма Януса открывались во время войн, так в Иерусалиме при нашествии сарацин звонил большой колокол, а звонил он постоянно. Окруженный врагами и обладая силой всего в тысячу рыцарей, Балдуин исключительно собственным мужеством предотвращал, казалось бы, неизбежное падение королевства. Ростом он был выше Готфрида, крепкого телосложения и прекрасно владел мечом. И меч этот был его единственным скипетром, который он не вкладывал в ножны до самой смерти.

Балдуину наследовал его двоюродный брат Балдуин Бурский. Он был достоин своих братьев и мог своим мужеством поддерживать христианское королевство. Города Тир и Аскалон все еще были в руках сарацин, но сил у Балдуина II было недостаточно, поэтому он заключил союз с венецианцами. Последние завидовали успехам генуэзцев и пизанцев в Святой земле, и поэтому большой венецианский флот под командой самого дожа вошел в порт Акры в 1123 году. Согласно пакту между Иерусалимским королевством и Венецианской республикой венецианцы освобождались от уплаты налогов. Вскоре был взят Тир, но Балдуин узнал эту радостную весть в плену, откуда он был освобожден только в 1224 году. С этого времени Акра назначена местом совета королей-крестоносцев. Тамплиеры построили на юго-западе Акры укрепленную крепость. В 1130 году в город прибыл путешественник и писатель Фетеллус, который отметил, что порт Акры может принимать большее количество судов, чем любой другой на Востоке. Через год дань смерти заплатил Балдуин II, а корона перешла Фульку Анжуйскому.



Лестница госпитальеров

Каких-либо значительных событий за время царствования этого короля в Акре не произошло. В 1133 году город подвергся атаке со стороны дамасских арабов. Через два года после этого в городе была расширена церковь Святого Креста, что повредило часть построек госпитальеров. Последние стали отстраивать новый центр, который и сохранился до сих пор. В 1141 году в Акру из Александрии приехал еврейский философ и поэт Иехуда Галеви. Он если и не был первым сионистом, то, по крайней мере, его можно назвать первым еврейским националистом.



Иехуда Галеви

А еще через два года на равнине возле города король Фульк упал с лошади и вскорости умер в Акре (Такой уважаемый мсторик как Успенский, почему-то утверждает, что Фульк умер в Иерусалиме, что совершенно не верно). Фульк V получил анжуйскую корону, которая тогда весила больше французской, в 1109 году, а в 1120 году отправился в крестовый поход. В Святой земле он близко сошелся с тамплиерами и долгое время финансировал рыцарей Храма. Балдуин II, не имея прямых наследников по мужской линии, решил связать свою дочь брачными узами с сильным Анжуйским домом. Фульку удалось выторговать себе титул короля, однако правил он вместе с Мелисендой, которая оставалась единственным опекуном детей. После смерти Фулька корона досталась его четырнадцатилетнему сыну Балдуину III.



Фульк Анжуйсеий и Мелисенда

Между тем в Европе снова раздавались крики: «Этого хочет Бог!». Благодаря проповедям святого Бернара король Франции Людовик VII принял на себя крест. Его примеру тут же последовали его брат и дядя, граф Тулузский, граф Суассонский, граф Понтьеский, граф Варенский, Генрих Неверский и множество других знатных баронов. У святого Бернара не хватило на всех крестов, и он разорвал на полосы свою одежду. Из Франции Бернар перебрался проповедовать священный поход в Германию. Сам император Конрад III дал клятву защитить христиан в Святой земле. Не смотря на слезы своего старого отца, крест принял Фридрих Швабский. Примером Франции и Германии увлеклись Англия и Италия. Семидесятитысячное французское войско двинулось на Восток, впереди него шло еще более многочисленная германская армия. Православные христиане ненавидели своих католических собратьев до такой степени, что, желая их погубить, не смотря на священную цель похода, заключили договор с турками (Если уж говорить всю правду, то нужно упомянуть о том, что германские рыцари особенно не церимонились на территории Византийской империи, грабя ее подданных на право и на лево. Французская армия была более дисциплинирована, но Людовик VII был союзником наследственного врага Константинополя сицилийского короля Рожера II. Этот последний понял цель крестового похода по своему и отправился грабить вимзантийские города.). Сарацины получали точнейшие сведения обо всех перемещениях крестоносцев от православных христиан. Византийский император Мануил дал крестоносцам проводников, которые всячески их обманывали. Они убедили императора Конрада, что недельного запаса продовольствия будет достаточно для перехода до Икония. И вот запасы кончились, а германская армия все еще была посереди пустыни, заведенная сюда вероломными греками. Три дня крестоносца пробирались вперед по незнакомым горам, совершенно обессиленные от голода, и тут то на них напали бесчисленные толпы турок. Все пешие воины погибли. Император решился на отступление, которое превратилось в постоянное избиение христианской армии. Более тридцати тысяч человек умерло от голода, и сам император был ранен двумя стрелами. Так благодаря подлости православных греков погибла многочисленная германская армия.

Со слезами на глазах встретил французский король жалкие остатки германского войска. Сам император уехал в Константинополь с небольшой свитой, а Людовик также бездумно положился на греков и пошел тем же путем! Французская армия дошла до Меандра, где встретила бесчисленные толпы неприятеля. Брод охранялся сильной армией мусульман. Построив свою армию в каре, в центре которого находились слабейшие пилигримы, король двинулся к броду. Первый же удар французских рыцарей привел мусульман в ужас. Атака крестоносцев покрыла трупами оба берега Меандра, сами же крестоносцы, не смотря на тучу стрел, потеряли лишь одного человека. Ужас охватил жителей Лаодикеи, которые бросились вон из города и крестоносцы прошли через совершенно пустой город.

Отсюда Людовик направился к византийскому городу Атталия, путь лежал через Проклятые горы. Это гибельное место представляет собой опасный узкий проход между высокими скалами с одной стороны и бездонной пропастью с другой. Король послал вперед Жофруа Ранконского с приказом занять ущелье, но не переходить гори и быть в пределах видимости. Сам Людовик остался с арьергардом, который состоял из толпы безоружной пилигримов, обоза и двухсот рыцарей. Жоффруа не послушался приказа и перешел гору, чем турки тут же воспользовались, напав на беззащитный арьергард.

Эта битва представляется страшным, но в тоже время героическим зрелищем. Беспомощные пилигримы валились в пропасть вместе с гружеными мулами и лошадьми, тучи стрел несли смерть тем кто пробирался по узкому горному проходу. К стыду христианской религии, следует сказать, что среди этих стрел были и пущенные православной рукой в своих собратьев по вере, безоружных пилигримов шедших поклониться Святым местам. В этой битве на каждого из рыцарей приходилась сотня мусульман. Сердце французского короля сжалось от зрелища гибели его народа, он был молодым человекам и рыцарем в душе. Вынув свой меч, он бросился в ряды мусульман и неимоверными усилиями добился спасения многих паломников. Свита короля полностью погибла, но он сам не собирался оставлять своего места. Король, схватившись рукой за дерево, поднялся на утес, где один рубил головы и руки бесчисленным сарацинам, окружившим его со всех сторон. Битва продолжалась до темноты, а утром французский король в полном одиночестве добрался до авангарда своей армии.



Людовик VII в одиночестве сражается против мусульман

Французская армия двинулась дальше. Идти предстояло по пустынной местности, постоянно отражая нападения турок. Продовольствие было на исходе, и мучимые голодом люди двигались медленно. Все эти несчастья усиливала холодная и дождливая зимняя погода. И все же мужество рыцарей и при таком положении помогло им четырежды разбить мусульман. Наконец показался христианский город, казалось это конец всем мучительным страданиям, холоду и голоду! Но какое заблуждение ждать помощи от православных христиан! Возле Атталии французов ждали новые бедствия. Ворота оказались закрыты, а греки спокойно взирали с крепостных стен, как полуголые пилигримы гибнут от холода или меча мусульман. Когда недовольство жестосердостью православных вылилось в глухой ропот, и этот звук проник в покои правителя Атталии, он испугался и обещал крестоносцам суда, которые их доставили бы в Палестину. Пять недель пришлось ждать этого транспорта, но коварство греков на этом не кончилось. Предоставленные корабли были и малы, и их было так мало, что поместиться на них мог лишь сам король со знатнейшими рыцарями. Людовик VII оставил командовать оставшимися людьми графа Фландрского. Он должен был отвести войско сухим путем до Тарса. Король также оставил деньги правителю Аталии на содержание больных, провиант и проводников. Печальное зрелище представляло собой отплытие маленького королевского флота. Людовик со слезами смотрел на оставшихся товарищей, а те безнадежностью смотрели в будущее, теперь лишившись и своего короля. Подлый грек не сдержал своих обещаний, напрасно французы ждали конвоя, продовольствия и проводников. Так все они погибли от голода и холода под стенами христианского города! Тысячи трупов вынесли реки в Карманское море. Те же из рыцарей, кто не хотел жалко погибать в своих платках, нашли славную смерть в бою с турками, которые во множестве, как коршуны, кружили возле французского лагеря.

Тем временем в Акру из Константинополя с жалкой свитой прибыл германский император Конрад III. В Иерусалиме он встретился с Людовиком. Оба монарха плакали над гибелью двух христианских армий . В 1248 году в Акре был собран королевский совет. Здесь присутствовали иерусалимский король Балдуин III, германский император Конрад III, французский король Людовик VII, высшая знать и духовенство. Такого количества коронованных особ одновременно наш город еще не видел.
_________________
Vitam impendere vero
Профиль
 Ответить с цитатой
Fender



05.06.2010 15:08    
Re: Святая Земля



Иерусалимский король Балдуин III

Балдун III был настоящим рыцарем, как и два его предшественника, носившие то же имя. Положение королевства было шатким, во время его отрочества, когда королевством управляла женщина, но как только Балдуин смог держать меч, дела поправились. Мелисенда между тем не собиралась отдавать свою власть и созвала совет баронов, на котором было решено разделить королевство на два административных округа. Сама королева оставалась править в Иерусалиме, а Балдуину предлагалась Акра. Он был прекрасно образован и обладал хорошей памятью. Красивый блондин с выразительными глазами, Балдуин был выше среднего роста и хорошо сложен. Всю жизнь он проел в походах, но не обделял вниманием и законодательство своего королевства.



Император Конрад III

Германский император не обладал выдающимися талантами, ни умом. Его участие в этом печальном походе покрыло позором и его самого и всю немецкую нацию. Он упорно называл себя "императором римлян", хотя не был должным образом коронован в Риме из-за ненависти к папе и мог претендовать только на титул короля. Конрад был первым представителем династии Гогенштауфенов, но нам более интересен факт присутствия в Акре не императора, а его племянника – Фридриха Швабского, будущего императора Фридриха I Барбаросса. Он являл собой абсолютную противоположность дяде. Физически крепкий, обладающий живым умом, честный и щедрый, отправившийся в крестовый поход исключительно из-за христианской веры, Фридрих завоевал всеобщее уважение своей храбростью и даже жадностью до подвигов и опасностей



Император Фридрих I Барбаросса в одежде крестоносца

Фридрих был настоящим рыцарем, что конечно не мешало ему поддаваться вспышкам безудержного гнева. Он обладал бесспорным полководческим талантом, создав самую сильную армию в Европе. Если бы он, а не дядя, командовал немецкой армией, то последствия этого печального похода могли быть совсем иными, учитывая также то, что французский король во многом походил на Фридриха. Король Людовик VII, прозванный Молодым, так же был настоящим рыцарем и благочестивым христианином. Вера была единственной причиной его участия в Крестовом походе, не смотря на сопротивление аббата Сугерия. Внимательный наблюдатель заметил бы, что религиозный пыл короля значительно поутих в Акре, а сам он выглядит подавленным. Этому были причины, и главная из них была французская королева Элеонора, которая тоже находилась тогда в Акре.



Французский король Людовик VII, Элеонора Аквитанская и аббат Сугерий

Не доверяя ветреному нраву своей молодой жены, Людовик взял ее с собой в Крестовый поход, и она верхом проделала весь трудный путь до Святой земли. Однако король, желая себя оградить от измены, добился прямо противоположного. Все хронисты того времени в один голос говорят о крайнем разврате, которому предалась Элеонора, не остановившись даже перед инцестом со своим дядей Раймундом де Пуатье (Некоторые приписываю Элеоноре связь с Салладином, которому было тогда всего двенадцать лет, во что конечно поверить невозможно.). Личность Элеоноры Аквитанской, всегда интересовала историков, писателей, и просто обывателей намного более личности короля. Действительно, кто такой Людовик VII? Тихий молодой человек, рыцарь, герой, набожный христианин, почти святой. Как скучно! То ли дело его жена, которая ведет свой род от королевы фей Мелузины, т.е. от порождения дьявола. В Париже ей было скучно, и именно с Элеоноры этот город становится центром развлечений (Она выдумала декольте и "Суды любви"). Она отсылает в ссылку свекровь, отстраняет от короля честного аббата Сугерия, ввергает Францию в ссору с тулузцами.

Перед вторым крестовым походом ей вздумалось создать собственный женский отряд. Отобрав триста придворных дам, Элеонора выгнала их на плац в желтых рейтузах и муштровала как заправский капрал. Этот маскарадный отряд деморализовал армию на протяжении всего похода (И Мишо и Гиббон рассказывают об отряде амазонок в крестоносном войске. Первый не говорит, какой национальности они были, но второй утверждает, что эотот отряд входил в состав германской армии. Предводительница амазонок носила золотые сапожки, за что ее прозвали Золотоножкой. Сложно сказать была ли это Элеонора). В Антиохи королева с жаром просила своего мужа помочь людьми для грабительского похода, затеянного ее любовником, а когда Людовик отказался учувствовать в этой мерзости, Элеонора высказала свое отношение к своему супругу следующими словами: "Все короли, как короли – грабят и убивают, а ты сжег один раз маленькую деревушку и всю жизнь забыть не можешь". В последствии французский король развелся с Элеонорой, но удивительно, что развратная репутация "первой феминистки", как ее называют современные поборники женской свободы, ей совершенно не повредила, и она тут де выскочила замуж за английского короля Генриха II (сына ее прошлого любовника графа Анжуйского) став прародительницей династии Плантагенетов! Но и здесь ее злобный нрав не успокоился, и она затеяла заговор против мужа, который привел ее в тюрьму. Освободил ее отсюда ее сын Ричард I Львиное Сердце. Таким образом в данной момент в Акре находился один из будущих участников Третьего крестового похода, и родители двух других: король Людовик – отец французского короля Филиппа-Августа и Элеонора – мать английского короля Ричарда I. Примечательно, что двое последних состояли в браке, а их дети ( В последние пятьдесят лет появилась сумасбродная версия, что они также состояли в гомосесуальной связи), хоть и союзники в крестовом походе, но злейшие враги по пожизни, так что это эта вражда даже привела к гибели одного из них. Неподалеку был и четвертый участник будущих трагических событий и противник трех перечисленных.

Тем временем судьбе, казалось, было мало гибели двух христианских армий, и она захотела завершить этот несчастный поход ( Единственным положительным моментом этого похода было взяие Лиссабона) уничтожением третьей. Балдуин уговорил Конрада встать во главе 50 тысячной армии иерусалимского королевства, чтобы завоевать Аскалон. Но Конрад твердил о Дамаске, хотя тамошний эмир был союзником крестоносцев. Подобное поведение германского императора вызвало осуждение у французского короля, уже который отказал правителю Антиохи, и не горел желанием помогать иерусалимскому королю, потому что целью крестового похода была помощь христианам Эдессы. Все же было решено выступать, а жребий выбрал первую цель – Дамаск. Армия собралась в Тибериаде и двинулась на север. Каждый клочок пути давался крестоносцам с боем, и только личное мужество монархов помогло армии добраться до Дамаска. Однажды туркмен громадного роста вызвал одного из христианского войска на поединок. Вышел германский император и одним взмахом меча разрубил противника пополам. Ужас охватил защитников города, с запада Дамаск был практически не укреплен, и христианская армия раскинула палатки с этой стороны. Фридрих Швабский объезжая укрепления города, заметил на крепостной стене мальчика, сына коменданта города Аюба. Взгляды их встретились… Так познакомился будущий император Фридрих Барбаросса со своим будущим противником – султаном Салладином.

Между тем в христианском лагере шли ожесточенные споры о добыче в еще незавоеванном городе. Вскоре лагерь крестоносцев переместился на восток от города, с этой стороны Дамаск был неприступен. Немцы обвиняли иерусалимского короля и патриарха в сговоре с мусульманами, французы обвиняли немцев, а палестинские рыцари европейских. Через неделю к городу подошло подкрепление из 20000 курдов, часть крестоносного войска стала разбегаться, но Конрад упорно ждал сдачи Дамаска. Только слух о приближении громадной армии из Мосула, вынудил крестоносцев снять осаду. Германский император тут же уехал на родину по шутки и улюлюканье французов. Подобное поведение сделало невозможным любые совместные военные операции двух наций вместе. Французский король, следуя своему рыцарскому духу, не мог бросить начатое дело, и по приглашению тамплиеров еще год провел в Святой земле. В конце концов, придворные, скучающие по Парижу уговорили его вернуться, и король вернулся (Когда король проезжал через Рим, папа выступил в необычной роли сводника. Почти что силой заставив Людовика провести ночь с Элеонорой. Результатом стало рождение второй дочери, но развода было не избежать. Чувствуя неудовлетворенность, Людовик снова собрал собор, снова явился святой Бернар, предсказавший успех новому крестовому походу, и снова нашлось множество людей, кричавших "Этого хочет Бог!". Решено было поставить во главе похода самого святого Бернара. Подобный нездоровый энтузиазм вызвал осуждение не только у Сугерия, но и у папы, не смотря на то, что Ватикан всегда тайно направлял пыл воинственных баронов на Восток. ) из Акры к упрекам доброго аббата Сугерия.

Из-за сумасбродного похода на Дамаск дела королевства сильно пошатнулись. Теперь в Сирии хозяйничал Нурредин. Между тем Акра продолжала жить обычной своей жизнью. Город снова стал резиденцией епископа. Иоанна I сменил на епископском троне Роджо, а его самого Фредерик де Ла Рош, а затем Вильям I. В городе к югу от центра госпитальерами был построен громадный костел св. Иоанна, поэтому город иногда называют Сен-Жак д'Акр. В 1150 году первые купцы из Пизы обосновались в городе. Еще через три года в Акру приезжает Яков Бен Натаниэль Хакоен, который оставил описание города, а еще через год знаменитый мусульманский путешественник и географ Мухаммад аль-Идриси, который особенно отмечает сильные укрепления города.



Абу Абдаллах Мухаммед ибн Мухаммед ибн Абдаллах ибн Идрис ал-Хаммуди ал-Хасани

Между тем в 1157 году Балдуин решил жениться. Невестой была выбрана Феодора, племянница византийского императора Мануила Комнина. Иерусалимскому королю было двадцать восемь, а его жене всего тринадцать. Свадьба была сыграна в Тире. По брачному договору в случае вдовства Феодоре отходила только Акра. В 1161 году умерла Мелисенда, в 1162 иерусалимский король был отравлен подлым православным врачом. Восемь дней похоронная процессия шла из Бейрута в Иерусалим, сопровождаемая искренним горем и плачем. Между тем трон занял Альмарик I, а юная шестнадцатилетняя вдова удалилась в Акру. Через пять лет Феодора была отсюда похищена Андроником, а Акра была возвращена иерусалимскому королю.
_________________
Vitam impendere vero
Профиль
 Ответить с цитатой
ARMenBOY666
Гость


01.02.2011 18:45    
Re: Святая Земля

А через некоторое время побежденные и ограбленные жители Птолемаиды с радостью узнали, что их завоеватель сам был разбит небольшой кучкой римлян и с удовлетворением, что его новая столица была взята, и Тигран лишился своих сокровищ. Лукулл назначил царем СирииАнтиоха XIII Антиоха X. Помпей, перенявший командование на Востоке, окончательно разбил Тиграна, и наш воображаемый философ с удивлением узнал, что тот гордый победитель, которого он недавно видел в воем городе, униженно опустился на коление перед римским генералом, сложив к его ногам царскую диадему.

xa xa xa.nu i statyaaa.tigran veliki?na koleni?Very Happy u lukolla?Laughing pompei bil obizhen na lukoll...?a pochemu ne napisali chto lukoll so svoei armiei bil vibit iz armenii,potom v svoem senate ego lishili svoix titulov,i vmesto nego otpravili na vostok Pompeya...?xe.nya kakaya-to,avtor ti sluchaino ne azik? Question
 Ответить с цитатой
Показать сообщения:   
 Новая тема    Ответить
На страницу 1, 2  След.
Страница 1 из 2

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Дизайн: "НТВ-Дизайн"
Реклама: info@pnz.ru
Rambler's Top100

Авто в Пензе

Rambler's Top100 TopList